Машина времени: Глава восьмая, в которой я расскажу о психотерапевтическом лечении Максима.


Максим, 19 лет. Я его лечил очень долго (примерно пол-года и было проведено чуть больше 100 сеансов!). И для решения его проблем я использовал все, что мне известно из современной психотерапии и что создано мной самим.  Но здесь приведу только часть работы с МВ.

На лечение ко мне Максим пришел для того, чтобы избавиться от заикания. Заикание продолжалось уже 16 лет после нахождения в детской инфекционной больнице. Положение усугубилось тем, что в это время отец был в командировке, а мать лечилась от чего-то во взрослой больнице. И две недели он был совершенно один! И когда мама пришла забирать его из больницы, он заплакал, сказал: «Ма..! Ма…» и замолчал на целый год!

Через год речь постепенно стала восстанавливаться, но он стал сильно заикаться. И уже в это время его стали лечить от заикания – разными способами и у разных врачей. Но эффекта или не было вовсе или же он был кратковременным.

Мальчик рос очень своенравным и упрямым, вечно встрявал в драки и попадал в опасные ситуации. Учился достаточно плохо, особенно в подростковом периоде. Отец был военным и они с семьей постоянно переезжали с одного места на другое. И по «доброй традиции» военных отец много пил, из-за чего мальчик был свидетелем частых ссор родителей.

На консультации он был очень напряжен, заикался практически на каждом слове. Из-за постоянных неудач в борьбе с заиканием он впал в депрессию, стал бояться выходить на улицу, обращаться с какими-либо просьбами к людям. В результате он перестал общаться со сверстниками, перессорился с родителями (единственная, с кем он общался – бабушка).

А в институте у него была настоящая беда. Если ему надо было делать доклад или излагать материал преподавателю, то его просто заклинивало. Из-за этого он перестал ходить на учебу и практически все время сидел дома. И при первой возможности «прикладывался к бутылке» (во время алкогольного опьянения речь его становилась лучше). У него был сильный комплекс неполноценности, усилившиеся из-за неудач в общении с девушками.

И на первом сеансе МВ он увидел на экране такое.

-Я вижу себя, мне примерно 9-10 лет, сидящим на крыше 9-ти этажного общежития, в котором мы жили во Владивостоке. Он сидит на карнизе и болтает ногами.

-Максим! Ты понимаешь, что если ты увидел это событие, то это значит, что оно как-то связано с появлением у тебя заикания. И ты сейчас, взрослым умом понимаешь, что он ведет себя неосмотрительно, что он может сорваться с карниза и погибнуть.. Тебе нравится его поведение?

-Нет!

-Может быть ты хочешь как-то изменить ситуацию? Посмотри слева в МВ есть дверь. Ты можешь ее открыть и выйти на крышу этого здания. И как-то воздействовать на ребенка, чтобы он перестал это делать.

-Да, я поговорю с ним. Я вышел на крышу, подошел к нему и сказал, что я Максим из будущего. И что я очень беспокоюсь о нем. Я попросил его слезть с карниза. Он согласился со мной, я взял его за руку и отвел домой к матери. А потом на дверь, ведущую на крышу, я повесил большой замок.

-Отлично! А теперь возвращайся в машину времени, на ней возвращайся в настоящее, выйди в Храм, выйди из Храма и спустись с холма. И когда ты сделаешь все это, то скажи мне.

-Спустился.

 

Как избавиться от неосознаваемого стремления к смерти?

 

На следующем сеансе Максим увидел себя купающимся в океане во Владивостоке. Это было место с опасными водоворотами, где до этого утонуло несколько человек. И он увидел себя попавшим в опасное течение, которое несло его под камни. И этот мальчик еле-еле успел выгрести на берег и упал на камни без сил. Он(взрослый) вышел из МВ, подошел к самому себе и поговорил в том контексте, что – видишь, как опасно делать то, чего делать нельзя. И он взял с этого мальчика слово больше никогда не делать подобных опасных вещей. 

 

Как избавиться от прошлых обид?

 

На одном из сеансов он увидел, что идет какая-то вечеринка в их квартире во Владивостоке. Отец сильно напился и ушел спать в другую комнату. А ему показалось, что друг отца стал приставать к его маме и они уединились в комнате. Он увидел себя злого и со сжатыми кулаками, стоящим перед закрытой комнатой. А затем он убежал на улицу и долго бродил там и плакал.

 (После сеанса Максим сказал, что когда он видел эту ситуацию у него появилось сильнейшее сердцебиение и стало бросать то в жар, то в холод).

Взрослый Максим вышел из МВ, взял себя маленького за руку и вошел с ним обратно в нее. Затем они вернулись до начала этой вечеринки и проследили все, что там произошло до мельчайших деталей. И они увидели, что друг отца ушел куда-то по своим делам, а мать, закрыв комнату, заснула. И маленький мальчик увидел своими глазами, что ничего страшного не случилось. Затем взрослый Максим высадил этого мальчика из МВ в тот момент, когда все стали расходиться. И тот вошел в комнату, лег рядом с матерью и заснул.

 

Чем дольше копаешь – тем глубже добираешься?

 

Я провел с ним много интервенций в прошлое, но здесь привожу только самые важные. На каждом сеансе мы что-либо находили в его истории жизни и меняли это событие на более позитивный вариант. Но я чувствовал, что до самой главной «занозы» мы никак не можем добраться. Бессознательное так устроено, что самое больное и страшное больше всего оберегается от осознания. И вот примерно после 20 сеансов работы с МВ на поверхность выплыло самое главное.

На одном из сеансов он увидел больничную палату ночью и самого себя стоящим на детской кроватке, вцепившимся в железные прутья и плачущим. Он вышел из МВ, сбросил решетку, которая закрывала кроватку сверху (ею закрывали кровать для того, чтобы он не убежал), взял ребенка на руки и долго его успокаивал. Он играл с ним до самого утра.

На следующем сеансе он увидел, как две медсестры пытаются сделать ему укол. Он видит, что маленький Максим ревет, царапается и кусается. Разъяренные медсестры орут на него. А одна из них говорит, что если он будет кусаться, то она специально будет колоть его иглой. И он видит, как она несколько раз колет мальчика иглой до крови.

Взрослый Максим в этой ситуации действовал совершенно импульсивно: он выскочил из МВ, вырвал ребенка из рук медсестер. А той, что нарочно колола мальчика иглой, пнул под зад и выгнал из палаты. А потом долго успокаивал ребенка.

Затем на нескольких других сеансах он входил в эту больницу и днем и ночью и разговаривал с мальчиком, успокаивал его, говоря, что он точно знает, что скоро придет мама. Он также уговорил медперсонал уделять мальчику больше времени и так далее и тому подобное.

И на одном из последних сеансов этих путешествий в прошлое, он увидел приемный покой и свою мать, которая ждет там. А затем он увидел, что санитарка ввела маленького Максима. Тот бросился к матери и заплакал. Взрослый Максим вернулся на МВ до начала этой ситуации, зашел в палату к маленькому Максиму и сказал, что пришла мама. И он договорился с маленьким, что тот не будет плакать. И он принес маленького маме и они вместе пришли домой и устроили праздник.

 

В этих сеансах взрослый Максим со своими взрослыми ресурсами поддерживает маленького ребенка, живущего в эмоциональной пустыне. То горе и тот страх, которые Максим пережил в больнице, оказались настолько сильными, что практически искорежили его жизнь! И проведенная им работа вырвала корни его болезни. После проведенного лечения у него РЕЗКО улучшилась речь.

 

После проведения МВ в прошлое я сделал Максиму технику «Кино» и он сжег старую линию жизни. И мне надо было ассоциировать Максима с новой линией жизни. Я опять предложил ему подняться на Холм, и войти в Машину времени.

Затем он поплыл на МВ к самому первому событию, которое изменил при помощи этой техники. И затем просмотрел все новые события в виде новой линии жизни. Когда он просмотрел все измененные события, то пошел дальше по новой линии жизни и посмотрел – как развивается жизнь маленького Максима (естественно не так, как когда-то у него в жизни). Он увидел себя не заикающимся, не хулиганистым, не лезущим на рожон. А когда он увидел того Максима на новой линии уже более взрослым, то увидел его хорошо учившимся, успешным в общении и с друзьями и с девушками. И он проследил эту новую линию жизни до момента сеанса.

Затем он вышел из МВ и подошел к этому Максиму. Он спросил его о жизни, здоровье и заикании. А тот ответил, что все прекрасно, о заикании он даже не знает. И тогда Максим сказал ему, что он хочет слиться с ним и согласен ли он. Тот согласился, Максим повернул его к себе спиной и открыл – как комбинезон. Затем он одел этот «комбинезон» на себя и стал его ушами слышать окружающие звуки, его глазами видеть окружающий мир и его мировоззрение стало его мировоззрением (в этот момент у него были очень необычные ощущения). Затем, когда эти необычные ощущения закончились, он вернулся в МВ и направил ее в будущее.

И через некоторое время он увидел себя сидящим в своей машине с друзьями и пьющим пиво. Я его спросил: «А разве можно за рулем пить пиво?». Он сказал, что мол, не подумал. Тогда мы вернулись по этой линии до того момента, когда посадил своих друзей в машину, и сожгли эту линию (он представил себе, что все эти образы соединены друг с другом бикфордовым шнуром. Он поднес спичку к этой линии жизни, и она сгорела). Затем он увидел себя сидящим за рулем, а друзья пили пиво. После этого он зашел в эту новую линию и поговорил с собой.

Тогда он по моей просьбе подошел к себе из будущего и сказал, что иногда, когда это безопасно, нарушать правила можно. За это может быть только штраф. А вот пьяным ездить за рулем нельзя! Это смертельно опасно! И он добился, чтобы тот обещал никогда это не делать. Он таким образом сделал себе своеобразное самовнушение, программирующее будущее поведение. Этот прием, который я применил на данном пациенте, в будущем может сработать так, что он совсем перестанет садиться за руль пьяным.

На следующем сеансе он увидел себя едущим на своей машине с  большой скоростью. И опять мы сожгли эту линию и создали другую, в которой он едет на машине с какой-то девушкой на нормальной скорости.

 На следующем сеансе он видит себя стоящим на перроне у поезда рядом с отцом. Они собрались поехать на Украину на юбилей бабушки. И отец злится на него за то, что он на его деньги купил машину (в реальности отец начал откладывать на его счет в банке деньги для того, чтобы купить ему квартиру. А он мне говорил, что не говоря отцу, купит на эти деньги «десятку»). Мы и эту линию сожгли. И он увидел другую линию, в которой они едут с отцом в поезде и он объясняет отцу, насколько ему нужна машина. И отец соглашается с его доводами. Он также зафиксировал эту линию тем, что вошел в нее и поговорил с собой.

Затем он видит себя перед стендом с объявлениями в институте в тот момент, когда ему надо пойти в деканат и подать заявление о том, на какой специализированный курс обучения на последние два года он хочет записаться. И он видит, что там он делает выбор в пользу самого легкого курса.

Ему эта ситуация не понравилась! Он возвратился на МВ к тому моменту, когда виртуальный Максим стоит у стенда и делает выбор. Он вышел из нее, подошел к нему и объяснил – насколько важно для будущего выбрать более трудный вариант. И он уговорил виртуального Максима выбрать средний вариант. Они вместе пошли в деканат и написали заявление на обучение на этом курсе.

На одном из следующих сеансов он увидел себя 25-ти летним человеком, работающим в офисе отца.

На другом сеансе он увидел себя отдыхающим на Канарских островах. Он вышел из МВ и спросил виртуального Максима о том - где он работает, хорошо ли зарабатывает и так далее. Виртуальный Максим сказал, что у него своя фирма, хорошая иномарка и так далее.

 Затем он увидел свою свадьбу, линию которой тоже зафиксировал разговором с собой. Показательно то, что он никак не мог разглядеть лицо невесты.

 И на последнем сеансе он увидел себя гуляющим по Садовому кольцу с женой и двумя детьми.

Максим прочитал все мои книги и многое из того, что я ему посоветовал. Мы также очень много беседовали и я, как более старший и успешный человек, рассказывал ему о жизни, о своем отношении к людям, проблемам и так далее. Я на время лечения стал ему символическим Отцом.

После проведенного лечения Максим совершенно свободно стал выходить на улицу, восстановил отношения с друзьями и подругами. Он помирился с отцом, сделал более близкими отношения с матерью. Затем он восстановился в институте и начал получать самую сложную специализацию по своей профессии, которая наиболее перспективна для его будущего. Он работает в фирме своего отца и где-то еще на другой работе.

По здравому размышлению он решил не покупать машину, а дождаться, когда денег хватит на квартиру и купить ее. По договоренности с родителями он снял квартиру и начал жить в гражданском браке со своей девушкой. Затем, через некоторое время, они поженились. А отец подарил им на свадьбу квартиру.

 

Максим давно уже забыл о заикании! Только иногда, когда он сильно волнуется, у него бывают затруднения с речью. Но он на это не обращает никакого внимания. И я в этом перечислении его достижений говорю об избавлении от заикания на последнем месте специально для того, чтобы подчеркнуть – заикание действительно было только симптомом его общего неблагополучия. И те многочисленные способы лечения заикания, которые он перепробовал раньше, просто НЕ МОГЛИ его вылечить! Только комплексная перестройка личности, когда уничтожается основа той жизни, в которой человек болел и был несчастным, и когда строится новая линия жизни, способны привести к реальному выздоровлению.

 


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий