Глава третья, в которой мы поговорим о механизмах психосоматизации.


Моя практическая работа с МВ четко показывает, что она очень быстро и легко находит те события жизни, которые являются ключевыми для начала процесса психосоматизации. И даже такие болезни, которые официальной медициной считаются неизлечимыми (например, сахарный диабет, аутоиммунные процессы) вполне поддаются психотерапевтической коррекции. И, казалось бы – с чего бы это происходило? Ведь там есть органические изменения, которые считаются необратимыми. Но психосоматическая медицина четко доказала, что это не так. И органические изменения исчезают при изменениях в психологическом состоянии людей. Понятно, что это процесс иной раз достаточно длинный и непростой. Но он происходит!

В настоящее время четко доказано, что большинство болезней развиваются на основе психосоматизации, то есть не прямого, а опосредованного влияния событий жизни на организм человека и его здоровье. То есть если человек в детстве пережил или Страх, или Крах, или сильную Вину, то это будет влиять на его выборы, на его эмоциональное состояние и реагирование его нервной системы на обстоятельства жизни. И если ребенка при переходе улицы однажды чуть не сбила машина, то каждый раз после этого переходя дорогу, он будет испытывать дистресс. Это приведет к его невротизации, а затем и к вегето-сосудистым реакциям. И так далее – к настоящему психосоматозу (я об этом подробно рассказываю в «Психохирургии»).

Все, что мы делаем в МВ приводит к психологической десенсибилизации. И если ее удается провести в полной мере, то проблема исчезает – раз и навсегда. Но не только она! Все поведенческие и психические конструкты, которые появились на основе этой обиды или страха тоже будут постепенно нивелироваться (как засыхают деревья, лишенные корней).

Поэтому, если удалить все занозы в бессознательном, вокруг которых постепенно накапливался гной болезни, то этот процесс остановится. И вся пирамида болезни, которая за многие годы выросла на этой основе, начнет рассыпаться. И иной раз до основания…, то есть до полного выздоровления.

И мне представляется, что вам, уважаемые коллеги, все-таки надо кратко ознакомиться с тем, как я объясняю механизмы психосоматизации. И поэтому в данной главе немного расскажу о психосоматической медицине. Если вы где-то в других моих книгах уже читали это, то просто перелистните работу до тех разделов, с которыми вы еще не знакомы.

Понятие психосоматоза в обиход первым ввел чикагский врач Александер. Он провел огромную исследовательскую работу и пришел к выводу, что шесть болезней: язвенная болезнь, бронхиальная астма, неспецифический язвенный колит, тиреотоксикоз, ревматический артрит и нейродермит являются психосоматозами. Своей работой он дал импульс к триумфальному шествию психосоматической медицины по планете.

В настоящее время  к психосоматозам относят более 100 заболеваний. Среди них: мигрень, стенокардия, инфаркт миокарда и нарушение мозгового кровообращения, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, сахарный диабет, бронхиальная астма и астматический бронхит, гипертоническая болезнь, генуинная  эпилепсия, кожные и аллергические заболевания, остеохондроз и  радикулиты, многие раки, аутоиммунные заболевания: ревматизм, артриты, системная красная волчанка, склеродермия, ожирение, туберкулез и т.д. и т.п. И я перечислил далеко не все заболевания, которые на сегодняшний день считаются психосоматическими. Каждый день ученые находят доказательства причастности к психосоматозам и других болезней. Например, найдены данные, которые позволяют заподозрить психосоматический характер Спида.

Оказывается, что практически все самые «страшные» и  потенциально очень опасные для здоровья заболевания на самом деле являются в той или иной мере зависящими от нас самих.

Конечно, думающие врачи и ученые догадывались об этих соотношениях и раньше. Например, Плетнев Д.Д. уже в 1927 утверждал: «Нет соматических заболеваний без вытекающих из них психических отклонений, как нет и психических заболеваний, изолированных от соматических симптомов».

Александер исходит из того, что каждой эмоциональной ситуации соответствует специфический синдром физических изменений, психосоматических реакций, таких как смех,  плач, покраснение, изменения в сердечном ритме, дыхании и так далее. Более того, Александер считал, что эмоциональные воздействия могут стимулировать или подавлять работу любого внутреннего органа.

 И я приведу здесь отрывки из книги Александера.

«Сравнительные клинические исследования, проведенные в Чикагском институте психоанализа, показали, что у всех пациентов, страдающих психогенными желудочными расстройствами, главную роль в развитии болезни играют вытесненные тенденции к поиску помощи. Выраженная фиксация на ситуации зависимости в раннем детстве вступает в конфликт с взрослым Эго, в результате чего страдает уважение к себе пациента. А так как установка на зависимость противоречит желанию независимости и самоутверждения, она должна быть вытеснена. Этот конфликт наиболее заметен у больных язвой….

Некоторая группа невротиков реагирует на необходимость жесткого самоутверждения эмоциональным уходом от действия в состояние зависимости. Вместо противостояния опасности их  первый импульс – обратиться за помощью, то есть сделать так, как они поступали, будучи беспомощными детьми. Это можно назвать «вегетативным отступлением»….

Пациенты с тиреотоксикозом при психологических исследованиях обнаружили глубинный страх перед смертью. Клинические наблюдения подтвердили, что очень часто эта болезнь появляется после серьезных травм. Очень часто у таких людей в детстве была психологическая травма, например, потеря любимого человека, от которого они зависели, на которого полагались.

Поэтому после они пытались компенсировать импульс зависимости попытками раннего взросления, например попытками опекать кого-либо, вместо того чтобы самим оставаться в зависимом положении. Поэтому у пациента, который стремится к скорейшему достижению зрелости, заболевает орган, выделяющий секрет, ускоряющий обмен веществ….

Китайские кули и латиноамериканские индейцы никогда не имеют язв желудка. Это, видимо объясняется стоическим, почти безразличным отношением к жизни, отсутствием напряженности и честолюбия, характерным для этих рас. Язвы – это болезни цивилизованного мира, живущего стремлениями и амбициями. Голод может быть физическим  и сенсорным. У больных с желудочно-кишечными проблемами по тому или иному поводу активизируется беспокойство. И они «зажевывают» его.

У язвенников обнаружена постоянная секреция сока под воздействием хронических психологических стимулов, которые приводят к ощущению ложного (психического) принятия пищи. При восстановлении эмоциональной безопасности очень часто наблюдается возвращение к нормальному функционированию желудка и заращению язвы.

Язвенник мечтает хорошо поесть, и тогда появляется повреждение в тканях верхнего отдела желудочно-кишечного тракта. Желудочные функции расстраиваются у людей, которые стыдливо реагируют на свое желание получить помощь или проявление любви со стороны другого человека, желание опереться на кого-либо. В других случаях конфликт выражается в чувстве вины из-за желания отобрать силой что-либо у другого. Причина, объясняющая, почему желудочные функции столь уязвимы для подобного конфликта, заключается в том, что еда представляет собой первое явное удовлетворение рецептивно-собирательного желания. В мыслях ребенка желание быть любимым и желание быть накормленным связаны очень глубоко. Когда в более зрелом возрасте желание получить помощь от другого вызывает стыд или застенчивость, что нередко в обществе, главной ценностью которого считается независимость, желание это находит регрессивное удовлетворение в повышенной тяге к поглощению пищи. Эта тяга стимулирует секрецию желудка, а хроническое повышение секреции у предрасположенного индивида может привести к образованию язвы….

При язвенном колите не найдено пока прямых психофизиологических корреляций, но предполагается, что подавление деструктивных импульсов и нарушение или утрата ключевых взаимоотношений, сопровождаемых чувством безнадежности и отчаяния, могут также быть причинными факторами болезни. Эти больные также выказывают бессознательные тенденции к зависимости, они пытаются компенсировать их желанием отдать что-либо в обмен на желание получить. Однако им не хватает уверенности для реализации этих амбиций. Когда они теряют надежду на достижение того, к чему стремятся, появляется нарушение кишечной деятельности….

Хронически готовые к борьбе гипертоники имеют дисфункцию аппарата кровообращения. Они подавляют свободное выражение неприязни по отношению к другим людям из-за желания быть любимыми. Их враждебные эмоции бурлят, но не имеют выхода. В юности они могут быть забияками, но с возрастом замечают, что отталкивают от себя людей своей мстительностью и начинают подавлять свои эмоции. Артритик — тот, кто всегда готов атаковать, но подавляет в себе это стремление. Имеется значительное эмоциональное влияние на мускульное выражение чувств, которое при этом исключительно сильно контролируется….

Пациент с нейродермитом имеет выраженное стремление к физическому контакту, подавленное сдержанностью родителей, поэтому он имеет нарушения в органах контакта».

И мой клинический опыт говорит, что Александер прав! Хотя я для себя все объясняю намного проще.

В.Кэннон (1975) доказал, что эмоциональный стресс может через усиленную работу симпатико - адренэргической системы вести к повышению уровня сахара в крови и выделению его с мочой. Ведь, известно, что сладости обладают антидепрессивным действием. Миллер-Экхард (1970) удачно заметил по этому поводу, что многие женщины ищут в кондитерских те сласти, которых им не хватает в любви.

Может быть, при диабете повышение уровня сахара в крови является механизмом компенсации депрессии и психосоматоза? Возможно, что организм таким образом способствует тому, чтобы внутренний конфликт, из-за чего образовался психосоматоз, не смог разрушить психику. Мое предположение связано с тем фактом, что при сахарном диабете уровень тревоги меньше, чем в среднем по популяции.

Таким образом, можно констатировать, что развитие психосоматоза находится в прямой зависимости от степени отрицательных эмоций, которые обуревают человека. Очень хорошо иллюстрируют это положение слова дважды лауреата Нобелевской премии д-ра Д. Монтагю: «Вы получаете язву желудка не из-за того, что едите, а из-за того, что ЕСТ ВАС».

Наиболее убедительным и ярким свидетельством своеобразия и сложности психосоматических корреляций является клиническая картина депрессивно-ипохондрических состояний, когда соматическое и психическое настолько неотделимы, что каждое опасение относительно своего самочувствия тут же трансформируется в «осязательный факт» (Шулле, 1878).

Хронически повышенное мышечное напряжение, вызванное постоянными агрессивными импульсами, по-видимому, является патогенным фактором при ревматоидном артрите.

То, в какой орган будет «выброшен» психосоматоз, зависит не только от генетики. На момент рождения у человека есть слабое место в теле, которое и может стать ареной психосоматоза. Но он также видит и «умение болеть» своих родителей. И по механизму импритинга он может скопировать это «умение». И бессознательно направлять прото-психосоматические импульсы в этом направлении.

Выбор и закрепление слабого звена также может быть связан со страхами матери. Например, ребенок заболевает ангиной. И мама обращает на эту болезнь более пристальное внимание, чем, например, на бронхит. Она очень активно лечит ребенка  от ангины, так как знает, что ангина может дать осложнение на сердце. Если же ребенок заболевает диатезом, то мама на это будет реагировать намного слабее.

И в будущем для психосоматизации человеком будет выбрана скорее бронхо-легочная система, чем кожная. И когда появляются сверхзначимые ситуации, вызывающие психотравму, то включаются закрепленные механизмы психосоматизации аффекта в направлении слабого места.

Если отец у какого-нибудь человека  страдал язвой желудка, то вполне возможно, что и он унаследует от него слабость слизистой оболочки желудка, куда может «прорваться» внутренний конфликт в виде психосоматоза. Если же этот человек полностью психически гармоничен, то, даже обладая такой слизистой желудка, он не будет болеть язвой желудка.

Таким образом, наследуется не сама болезнь, а только предрасположенность к ней. Но полностью гармоничных людей в психологическом плане на белом свете практически нет. Из-за этого миф о наследственном характере психосоматозов так живуч.

У меня в свое время язва желудка возникла именно по этому механизму. Мой отец всю жизнь страдал от язвы желудка и, в конце концов, умер от прободения его стенки. И, когда у меня началась полоса длительных психологических переживаний, я тоже заболел язвой желудка.

Но  если мой отец всю жизнь носил в себе те конфликты, которые запустили у него психосоматоз, то я быстро избавился от своих собственных, так как занялся активной саморегуляцией. Я успешно решил те психологические проблемы, которые меня мучили, правильно ответив на те вопросы, которые передо мной ставила жизнь.

Но большинству людей это не удается, потому что они это делать не умеют (или же они не знают об этих возможностях). И многие люди  вынуждены всю жизнь страдать от того или иного психосоматоза, не находя для себя никакого выхода из бесконечного круга обострений и ремиссий.

Несколько лет назад я узнал о том, что моя давняя пациентка наконец-то выяснила причину, из-за которой она заболела лейкемией. Она заболела этой болезнью в 1993 году после длительного периода переживаний, связанных с разводом с мужем. Я ее пролечил и ей стало легче - формула крови практически пришла в норму. Но через несколько лет, после очередных переживаний, у нее появилось обострение, которое мне опять пришлось купировать.

И только тогда в МВ она вспомнила, что в девичестве одно время за ней ухаживали два парня. И она никак не могла сделать выбор – с кем остаться? А в это время на экраны страны вышел фильм «Москва – любовь моя», где в молодую японку, заболевшую лейкемией после взрыва атомной бомбы в Хиросиме, влюбился парень - москвич.

И моя пациентка после просмотра этого фильма стала мечтать, что хорошо бы тоже заболеть какой-нибудь серьезной болезнью. Тогда тот, кто любит по настоящему, останется с ней, а другой уйдет. И оказалось, что она таким образом заложила в себя мину замедленного действия.

Пока жизнь у нее шла более-менее хорошо, эта мина дремала внутри нее. Но когда из-за длительных переживаний ее защитные силы ослабли, психосоматоз проявился во всю силу. К сожалению, ей уже не удалось выбраться из этой ловушки!

Также показательна история болезни греческого мультимилиардера Онассиса. Этот человек в свое время был на вершине славы и могущества, ему было подвластно большее количество людей, чем иным королям. Но он очень быстро, в течении нескольких месяцев, умер от прогрессирующей миастении.

Ничто, никакие самые лучшие препараты, самые лучшие врачи не смогли ему помочь. И я обратил внимание на чрезвычайно важный с моей точки зрения факт: он умер через несколько месяцев после гибели в авиакатастрофе его самого любимого сына, наиболее вероятного продолжателя его дела.

С точки зрения психосоматической медицины он произвел неосознаваемое самоубийство. На психосоматическом языке его позицию можно озвучить примерно так: «Зачем теперь к чему-то стремиться? Зачем напрягаться, если плоды этих усилий некому передать?» Миастения – болезнь, когда мышцы теряют способность напрягаться. И психологическое желание Онассиса больше не делать никаких усилий в своей жизни материализовалось именно в такой болезни.

Пример его болезни и смерти еще в большей степени убедил меня в том, что энергия всегда приходит под конкретный проект. То есть если у человека имеется личностно-значимая цель, то тут же для ее реализации организм выделяет энергию. Когда же человек чувствует упадок сил и у него развиваются астено-невротические явления, это говорит только от том, что у него нет достойной цели в жизни (во всяком случае на данный момент).

У детей первым этапом развития психосоматоза является полубессознательное желание решить свои проблемы путем ухода в болезнь, которое по своей природе является истерическим. На этом этапе это еще не осознаваемо, но регулируемый процесс.

Недавно я получил просто удивительный пример того, что болезни детей являются их защитными реакциями, способами, с помощью которых они воздействуют на поведение родителей. Ну, о том, что дети болеют бронхитами 3 - 4 раза в году, вы знаете. И то, что как-то очень подозрительно они совпадают с нежеланием ребенка идти в школу или детский сад. Но все равно люди продолжают думать, что ребенок простудился и так далее и тому подобное. Конечно, в ряде случаев они действительно простужаются….

Но  одна моя бывшая пациентка, которая проходила у меня лечение и обучилась саморегуляции, получила четкий пример, что болезнь неосознаваемо используется ее дочкой. У нее дочка длительное время кашляла, температурила и так далее. И вот однажды ночью, когда девочка заснула, она решила с помощью первого упражнения Биоэнерготренинга (сейчас я этот метод саморегуляции называю Психолазером) воздействовать на дочь и убрать у нее кашель. Дочь тут же проснулась и заплакала. И попросила больше не отправлять ее на дачу! М-да…

Самое интересное в том, что это происходило глубокой зимой. И угрозы «отправления в ссылку» не было. Но отрицательные эмоции, которые девочка получила еще летом, привели ее к мысли (естественно, совершенно неосознаваемо) к тому, что лучше всего освободиться от этой угрозы можно с помощью затяжного бронхита. Между матерью и дочерью (особенно в раннем детстве) обычно существует брутальная телепатическая связь. И когда дочь почувствовала, что мама собирается снять ее защиту, то она испугалась. И в этот момент (ведь она была в просоночном состоянии) истинный мотив болезни выскочил – как чертик из банки!

При диабете есть удивительное событие – «медовый месяц» диабетика. Почему-то после бурного начала диабета и необходимости применять инсулин через некоторое время начинает вырабатываться свой инсулин и необходимость в инъекциях уходит. И человек как бы выздоравливает. Это состояние может длиться от месяца до нескольких лет. Потом диабет опять возвращается. Человек как бы «пугает» тех людей, от которых зависит: «Если не измените своего поведения, то я заболею!» и дает им время для того, чтобы они это сделали. Но так как никто и не думает меняться, болезнь развивается дальше.

Казалось бы – куда смотрит инстинкт самосохранения? Ведь психосоматоз может в конце концов убить организм. Но психосоматоз, хоть и несет опасность для жизни, чаще всего не включает инстинкта самосохранения на полную мощность. Ведь опасность как бы растянута по времени, размазана на долгие годы. И это является наиболее коварной ловушкой, которая ставится нашей ленью и которая подсекает наше здоровье.

Даже если у человека в результате накопившихся психологических проблем образуется психоз, инстинкт самосохранения не вмешивается: ведь непосредственной угрозы жизни нет! Как бы ни складывались обстоятельства - родители или государство не бросят на произвол судьбы.

Чаще всего стрессовые ситуации пролонгированы, то есть с точки зрения человека внешние обстоятельства не меняются. А это значит, что его реакция на длительное время остается той же самой. И таким образом тянущееся стрессовое реагирование дополнительно стимулирует  развитие психосоматоза в сторону его усиления. Психосоматоз развивается все дальше и дальше, что, в конце концов, приводит к его терминальным формам.

Также непреложным фактом, доказывающим, что психическое состояние и обстоятельства жизни, серьезно влияют на течение психосоматоза, является то, что во время Великой Отечественной войны большинство психосоматозов практически ИСЧЕЗЛИ. Инстинкт самосохранения четко понял, что при таких масштабных потрясениях психосоматоз усиливает угрозу жизни.

Да к тому же мощная волна патриотизма, которая появилась у советского народа, включила намного более мощные силы, чем простой инстинкт самосохранение данного человека. Инстинкт самосохранения нации  на основе лично ощущаемого патриотизма «вылечил» этих людей!

И опять же факт, который говорит в пользу психосоматического характера болезней: после победы в войне страну просто захлестнула волна психосоматозов! И, например, хирурги не успевали делать операции по удалению язв желудка. Необходимость мобилизации всех сил отпала, ужасы войны были настолько сильными….

Уважаемые коллеги! Надеюсь, что после этого краткого разбора механизмов возникновения болезней, вам стало еще более понятно, что лучший способ помочь человеку – уничтожить психологические «корни» его болезни. А они, как мы это прекрасно знаем, находятся в его прошлом и зависят от истории его жизни.

 


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий