2 сеанс лечения Ани


Со слов матери после сеанса закрылась в своей комнате и практически не выходила. Но на следующий день, когда она спросила ее – пойдет ли та на сеанс, согласилась.

На приеме такая же, как и на консультации – на вопросы или не отвечает или отвечает односложно. Когда я пытался спросить о ее страхах (свет и телевизор всю ночь) ничего не сказала, но очень зло посмотрела на меня.

После 1 сеанса лечения увидела сон. Она увидела кровать, а на ней лежит длинная коробка. Она ее открыла, а там останки бабушки. Почувствовала  тошнотворный запах и ей стало очень страшно. Тут в комнату вошла мама и сказала, что эти останки пусть полежат в этой комнате. Она сказала матери, что их надо похоронить. Но мама настояла на своем. После этого проснулась.

После введения в гипнотическое состояние я предложил ей пойти вверх по реке.

-По берегам терновник, он не дает мне пройти… рвет одежду…

-Что вы можете сделать для того, чтобы облегчить себе путь?

-Попробую от него избавиться… Сложно, он колется…

-Может быть, вы найдете какой-либо инструмент?

-Да, я вижу топор, но он завяз в камне. Я сильно дернула и он вылез из камня. Я порубила терновник, но поранилась…  Обмыла раны в реке, стало легче...

-Река течет с горы, дорога очень скользкая, мокрая. Я иду потихоньку, очень медленно, но получается карабкаться… Река постепенно сужается. Почти у самой вершины пещера, туннель – очень темно. Хотела обойти, но очень скользко. Придется лезть внутрь…  У меня есть фонарь. Здесь, внутри, очень скользко, все поросло мхом… Вышла на обратную сторону. Впереди огромная глыба, она мешает мне пройти. Мне по любому придется его убрать – вдруг придется идти обратно.

-Я избавилась от камня…речка сужается… Я прихожу к очень маленькому озерку, из которого вытекает река.

-Что вам хочется сделать на этом озере? Может быть, вы хотите попить воды, помыться, покупаться?

-Прикасаться к этой воде опасно – там водятся опасные, зубастые твари.

-Что вы можете сделать  с ними?

-С ними сделать ничего нельзя. Можно только отгородиться от них. Я отгородилась камнем. И теперь это безопасно…  Я умываюсь, но меня кто-то хватает за руки… Рука женская с перепонками… кожа болезненно бледная… Хватка очень сильная. И мне хочется пойти за ней.

-Может быть, вы сначала спросите – чего она хочет?

-Она говорит, что хочет меня забрать к себе и никуда больше не отпускать.

-Но я думаю, это не входит в ваши планы?

-Да.  Но она обижена – она говорит, что я должна сидеть с ней. И она опечалена…

-Вы сказали, что не сделаете того, что она просит. Но что вы можете сделать для нее?

-У нее есть мечта – попробовать экзотические фрукты из соседнего сада. Она показала – куда идти. Там я набираю фрукты… приношу ей…  Она ест эти фрукты и говорит, что больше не будет приставать ко мне.

-Теперь вы можете спокойно наслаждаться этой водой и этим озером?

-Да… (замолкает на 1 минуту). Вот я умылась и почувствовала себя лучше.

Мать Ани, которая пришла на свое лечение сразу после сеанса с Аней, сообщила, что длительное время Аня сидела дома, практически подрастеряла всех друзей, занималась только рукоделием и компьютером. Но после прошлого сеанса, когда она пришла домой, не работал лифт. И ей пришлось идти пешком на 18 этаж. И она шла вместе с девочкой с 14 этажа. Они познакомились, разговаривали и на следующий день встретились.

С точки зрения мамы в последние годы это было для Ани невозможно, она жила как бы в раковине и никого туда не допускала. Даже когда приходили родственники и устраивалось застолье, Аню никогда не звали – знали, что все равно не придет. А вчера она, хоть и не села за стол, но вышла на кухню, поздоровалась, взяла что-то в холодильнике и ушла в свою комнату. Мама считает, что эти два случая говорят о несомненном прогрессе в поведении Ани.

Резюме по сеансу: Ее сон, скорее всего, означает, что все старое, что уже умерло или же уже не нужно, должно быть похоронено. Оно уже разлагается, мешает жить в этой «квартире». Но родительские программы пока не позволяют ей выбросить на свалку истории то, что уже отслужило, что уже не нужно для жизни.

Когда человек двигается по реке вверх по течению, это чаще всего означает возвращение к истокам своей жизни. И мы видим, что для Ани это очень непростой процесс. Что-то внутри нее сопротивляется этому движению (пусть даже на символическом уровне). И создает символические преграды. Но она справляется с ними, хотя и ранится при этом.  Уход реки с поверхности в пещеру считается признаком патологии личностного развития. Это в жизни Ани произошло, видимо из-за какого-то мощного стресса или же запрета (камень, который перегораживал проход ). Из-за этого «река ее жизни» вынуждена была уйти в «подполье». Но она убрала этот камень и получила доступ к роднику.

С обстоятельствами ее перинатального развития все тоже очень не просто (опасные, зубастые твари, которые водятся в роднике ее жизни). Но теперь она уже сама смогла отгородиться от этой опасности. Русалка, которая пыталась ее затащить в озерцо, является, скорее всего, символом каких-то трагических обстоятельств, связанных с ее рождением. И то, что русалка пыталась ее затащить в озеро, говорит о том, что суицидальная тенденция в Ане зародилась где-то в этом же  возрасте. Но она смогла договориться с этой русалкой, покормить ее, дать ей то, о чем та мечтала. И, возможно, эта работа с русалкой дала начало тем изменениям в ее психике, которые  я наблюдал на последующих сеансах.

Вообще, при работе с психоанимацией, очень трудно определить – какая работа с каким символ-образом дает импульс к положительным изменениям в психике. Но работа с цепочкой этих образов такова, что один символ-образ усиливает действие другого, а другой – третьего. И результат приходит намного быстрее, чем если бы эти символ-образы проводились классически, как этого требует Символдрама.

 


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий