Рефрейминг при комплексном лечении бронхиальной астмы.


Рефрейминг с частью Я, ответственной за бронхиальный спазм.

 

Я продемонстрирую работу в НЛП-парадигме на примере лечения моей московской пациентки. Но понятно, что этот алгоритм работы (с необходимыми изменениями) можно использовать при лечении любых других психосоматозов или же психосоматических расстройств.

Светлана, 28 лет, живет во втором браке, имеет ребенка 4 лет. Ее отец был известным спортсменом и впоследствии тренером. А так как он очень любил свою дочь, то ему удалось ее воспитать в спортивном стиле. Она даже стала кандидатом в мастера спорта.

В первом браке была замужем за «новым русским», с которым отношения были очень нестабильными. Он фактически держал ее взаперти, в «золотой клетке». И, естественно, при первых признаках ее попыток освободиться, устраивал ей грандиозные скандалы. Из-за этого она не хотела рожать ребенка. Со слов Светланы это был очень непростой человек с выраженными невротическими  реакциями и почти маниакальной любовью ко всему зеленому. Все вещи в доме (начиная с нижнего белья и кончая мебелью) у него обязательно должны были быть зелеными или хотя бы иметь в оформлении этот цвет. Даже машину «Мерседес» он заказал прямо на заводе, так как в продаже таких машин с нужным ему оттенком зеленого цвета не было.

 После развода жила такой жизнью, которой хотела, занималась спортом. Во второй брак вступила через три года после развода. Муж - чиновник и по характеру достаточно покладист и склонен ко вторым ролям в семье. И все было хорошо до тех пор, пока она не родила ребенка. После родов (это произошло в апреле) ее в конце мая отправили жить в загородный дом. Муж приезжал к ней только в субботу вечером на сутки. Она очень тяжело переживала вынужденное затворничество, оторванность от активной жизни и невозможности ничего изменить.

И вот на этом фоне у нее возникла аллергия на пыльцу лещины, а через некоторое время и первый приступ бронхиальной астмы. Ее положили в больницу, провели антиаллергическое лечение и после этого она стала жить в городской квартире с мужем. Но каждый раз, когда она летом попадала в загородный дом, у нее вновь развивалась аллергическая реакция. И если она срочно не уезжала оттуда, то через некоторое время у нее развивался классический приступ удушья.

Работает бухгалтером в коммерческой фирме, хотя денежной необходимости в этом нет. С ее слов для нее это гарантия безбедного будущего – а вдруг я опять разведусь? И чтобы не остаться на «бобах», работает. Хотя это и приносит ей большие трудности – муж недоволен, очень мало свободного времени, приходится обращаться к свекрови за помощью с ребенком.

После сбора анамнеза у Светланы я предположил, что бронхиальная астма развилась у нее как способ  ухода от той невыносимой ситуации, в которой она оказалась. Здесь в один клубок сплелись и необходимость  отказаться от активного образа жизни из-за рождения ребенка, что опять привело ее в золотую клетку, и то, что ей показалось, что второй муж игнорирует ее, как и первый. Да еще все это происходило на лоне природы, что возродило ее неприятие зеленого цвета. И был найден способ, который помог разом избавиться от всего этого.

После этого я постарался выявить полный список тех частей Я, которые могли образоваться внутри нее для того, чтобы поддерживать так необходимую для нее болезнь. Естественно, первая и самая главная часть, которая при этом образовалась – часть Я, которая ответственна за бронхиальную астму. Но для того, чтобы развился полный комплекс, свойственный бронхиальной астме, должны были образоваться части Я, ответственные за аллергию к пыльце лещины и деланию спазма. Также вполне можно было предположить, что у нее в этом процессе участвовала часть Я, ответственная за неприятие зеленого цвета. Приложила «руку» и часть Я, которая ответственна за активный образ жизни, которая не могла реализовываться в той обстановке, в которую попала Светлана. И для того, чтобы полностью разрушить тот механизм, который образовался внутри нее, надо провести работу со всеми частями Я, которые были заинтересованы в его появлении.

Общее положение при работе в НЛП-парадигме таково: чем с большим количеством частей Я будет произведен договор, тем лучше. Естественно, все последующие договора должны учитывать те договоренности, которых мы достигли на предыдущих сеансах. С каждой из тех частей, с которой мы договорились прежде, надо согласовать последующие договора. Например, обратиться к части Я, которая была ответственна за бронхиальную астму, и спросить ее – согласна ли она с тем, что часть Я, которая была ответственна за аллергию к зеленому, перестанет ее делать. Если эта часть Я согласна, то можно делать последующие шаги. Если же нет, то надо согласовать ее требования с заключаемым договором.

Также в данном случае очень важно создать НОВЫЕ части Я – ответственную за противодействие аллергии и ответственную за противодействие спазмам. Человек условно-рефлекторное существо! И при появлении того или иного психосоматоза как бы накатываются «колеи», по которым по привычке идет реагирование. И может случиться так, что мы с помощью рефрейминга договоримся с частями Я. И они перестанут вызывать симптомы болезни. Но те факторы внешнего мира, которые ранее провоцировали реакции этих частей Я, никуда не делись. И будут продолжать действовать! И вероятность того, что условно-рефлекторно вызовут ту или иную болезненную реакцию. И она пойдет по привычной колее.

Я частенько на  последнем сеансе говорю своим пациентам…

И я на этих страницах полностью опишу все то, что было сделано в этом клиническом случае. Эта работа привела к тому, что приступы удушья у нее исчезли, аллергические реакции резко уменьшились. Соответственно общее самочувствие изменилось до ощущения: «Я выздоровела!»

 

После введения в гипнотическое состояние я раскачал ей руку, внушив, что она качается сама по себе – вне зависимости от ее воли. После этого я сказал:

-А сейчас я хочу поговорить с частью Я, ответственной за бронхиальную астму. Сейчас я буду задавать вопросы и они будут относиться к этой части Я. 1 Я, то Я, с которым я разговаривал до сеанса гипноза, в этот процесс не вмешивается! 1 Я может наблюдать со стороны за этим разговором. Но не делает никаких сознательных движений левой рукой.

Эти мои слова направлены на первичную диссоциацию пациента от проблемы, как бы снятия с 1 Я ответственности за изменения.

-Часть Я, которая ответственна за бронхиальную астму, ты меня слышишь? Если да, то останови движения левой рукой.

Обычно после этого рука постепенно снижает амплитуду колебания и в конце концов останавливается. Если же рука останавливается очень быстро или резко, то можно предположить, что здесь вмешалось 1 Я. В этом случае я достаточно резко говорю: «1 Я! Не вмешивайтесь в мой разговор с бессознательным. Я хочу, чтобы мне отвечала только часть Я, которая ответственна за бронхиальную астму. А Вы можете в это время слушать музыку – разговор Вас не касается». После этого я опять раскачиваю руку и обращаюсь к части Я, которая ответственна за бронхиальную астму. И опять прошу ее остановить руку. Если рука останавливается и после этого, то это является достаточно достоверным сигналом, что я разговариваю с бессознательным.

Если рука не останавливается, то я начинаю «умасливать» эту часть Я. Я говорю ей, что я очень хочу этой части Я помочь еще лучше и больше приносить пользы организму, что я знаю, что эта часть Я никакой не вредитель и не саботажник, а часть Я, которая все свои действия направляет на принесение пользы организму. И после этого я опять прошу ее поговорить со мной. Чаще всего после этого бессознательное начинает отвечать через эту руку. Но может случиться и так, что ритмическое движение в руке будет намного сильнее импульсов из бессознательного на остановку руки. И оно, хотя и хочет этого, никак не может донести до меня информацию. Тогда можно самому остановить руку пациента и предложить части Я поискать другие каналы коммуникации.

 

Если рука не начинает двигаться автоматически (я толкаю ее, а она очень быстро останавливается), то я опять и опять раскачиваю ее и внушаю, что рука начинает двигаться сама по себе, рука качается!….Рука качается!….Качается рука….И в большинстве случаев мне удается инициировать эти автоматические движения.

Если все-таки это сделать не удается, то я обращаюсь к части Я, с которой я хочу поговорить и прошу ее или: раскачать руку, или дернуть руку, или дернуть любым пальцем этой руки. В принципе не имеет значения – какой будет сигнал. Лишь бы он был виден мне. И иногда мне приходится включать все свое внимание, чтобы увидеть эти сигналы.

В ряде случаев никаких видимых сигналов от бессознательного добиться не удается. Но чаще всего человек чувствует подергивания или пульсацию (или еще какие-нибудь другие ощущения) в этой руке, но я их не вижу в виде движений. Тогда я обращаюсь к пациенту и прошу сделать сознательные движения указательным пальцем ДРУГОЙ руки (или кивнуть), если он чувствует какие-то импульсы в той руке, через которую я разговариваю с его бессознательным. Это обязательное условие: если я пытаюсь говорить с бессознательным через левую руку, то сознание должно пользоваться правой рукой. Иначе канал разговора с бессознательным может быть разрушен.

Но при работе со Светланой всех этих проблем у меня не было – канал коммуникации был очень хорошим. Когда я получил от части Я, которая ответственна за бронхиальную астму, подтверждение, что она согласна со мной разговаривать, я стал создавать «язык», с помощью которого я понял бы ее.

Я попросил эту часть Я каждый раз, когда она хочет сказать «Да», останавливать движения руки. Если она хочет сказать «Нет», то пусть рука будет продолжать качаться слева направо. Если же эта часть не знает – как ответить на мой вопрос, то пусть она начнет раскачивать руку вперед\назад. Таким образом образуется кинестетический канал разговора с бессознательным: узкий, нго чрезвычайно устойчивый и максимально диссоциированный от сознания!

После этого я спросил ее: «Договорились?» и рука остановилась.

Следующий шаг:

 

-Часть Я, которая ответственна за бронхиальную астму! Я приветствую тебя и благодарю тебя за то, что ты так легко и просто выходишь со мной на контакт. И я знал, что ты своими действиями приносишь пользу организму. И сейчас я в этом убедился. Скажи мне, пожалуйста: ты действительно приносишь пользу организму?

-Да!

Когда рука останавливается, это в данном случае означает «Да». И в этот момент я ОБЯЗАТЕЛЬНО говорю «Да!» Таким образом я и фиксирую ее ответ, ее согласие. Но при этом и закрепляю это «Да» для сознания. Это такая скрытая форма моего внушения (да, часть Я действительно Вам приносила пользу таким образом. Да, она действительно согласна на изменение своей деятельности. Да, она согласилась в течение 18 дней перейти на новые способы принесения ею пользы организму. И она это сделает обязательно!) И, наряду с эффектом самого рефрейминга, начинает работать эффект внушения и последующего самовнушения (Я ведь слышал, что бессознательное сказало «Да!». Значит это действительно «Да!» Я теперь знаю, что это сработает!).

 

-А ты знаешь, что первое Я считает, что ты приносишь вред, а не пользу?

-Нет.

-Так вот – знай это. Когда – то ты действительно приносила пользу. А теперь обстоятельства изменились, 1 Я и организму бронхиальная астма не нужна.

Этот кусочек разговора с бессознательным очень важен для диссоциации теперь уже бессознательного от устаревших установок. В случае со Светланой, когда ей было плохо и одиноко на даче, появление болезни было прекрасным выходом, который помог ЛЕГАЛЬНО освободиться от этой «тюрьмы» Понятно, что Светлана сознательно не думала: «Эх, заболеть бы чем-нибудь?». Но что-то ПОДОБНОЕ на полубессознательном уровне у нее было. И в этот момент она СОЗДАЛА часть Я, которая начала искать выход. И, в конце концов, нашла в виде болезни.

-Ты знаешь о том, что 1 Я очень страдает от этих приступов?

-Нет.

-Знай и это! Также я хочу тебе сказать следующее. Ты знаешь о том, что бронхиальная астма очень опасная вещь, что от нее люди умирают?

-Да.

-Знаешь и все равно делаешь? Но ведь ты создана для того, чтобы приносить пользу организму.

-Да.

-Но если ты и дальше будешь делать бронхиальную астму, то ты вместо пользы начнешь приносить колоссальный вред. Ты своими действиями можешь убить организм. Ты поняла меня, часть Я, ответственная за бронхиальную астму?

-Да.

-И ты не хочешь такого результата?

-Нет.

 

А этот кусочек моего диалога с частью Я является способом подключить к выздоровлению естественное желание каждого живого существа жить как можно дольше, его инстинкт самосохранения. Когда я обращаюсь к какой-то части Я и начинаю ее убеждать, что так действовать больше нельзя, то провожу таким образом своеобразную когнитивную терапию. Только она обращена не ко всей личности (как это делается в классическом варианте), а к некой части Я, которая ответственна за то или иное поведение, которое надо изменить. Это также можно назвать Сократовским диалогом. А если меняется отношение к жизни, к себе, к окружающему миру, к своему прошлому, то неизбежно изменится и отношение к болезни. И она станет не нужной!

Таким образом я помогаю части Я «повзрослеть», начать «думать» не только о выполнении своей функции, а об интересах всего организма.

 

-Но чтобы ты не подумала, что это только мое мнение, выслушай прямой приказ от 1 Я на прекращение бронхиальной астмы. Светлана! Сейчас мысленным голосом (не реальным) обратитесь к части Я, в результате деятельности которой появлялись было приступы удушья. Она меня слышала, она со мной разговаривала… И Вас тоже она услышит! И скажите ей, что Вы устали от болезни, что она очень опасна и подтачивает Вашу жизненность. И что, может быть она когда-то принесла пользу! Но сейчас она приносит только вред. И так далее и тому подобное. И в конце четко прикажите ей: «Прекрати делать бронхиальные спазмы и начни приносить мне пользу другими, более экологичными способами!»

 

А это мое ноу-хау по сравнению с прежними изданиями данной книги! Светлане я это не делал. Но решил вставить это для вас, уважаемые коллеги. Ведь я в этой новой книге демонстрирую мой современный рефрейминг. За годы, прошедшие со времени издания «Психохирургии NEXT» я разработал, с моей точки зрения, один из самых важных механизмов усиления рефрейминга. Использование в гипнотическом состоянии самовнушений нашего пациента – очень мощная сила! Слабое действие самовнушений человека, когда он занимается саморегуляцией, связано с тем, что когда он находится в трансовом состоянии, он становится неактивным, переходит в пассивно-расслабленное состояние. Если же он станет активнее и станет делать самовнушения, то он выходит из трансового состояния. И его самовнушения не могут пройти через психосоматический барьер. В гипнотическом состоянии я контролирую уровень транса. И не позволяю пациенту и слишком углубиться в транс и выйти из него. И самовнушения прекрасно проходят к бессознательному. Если эти самовнушения направлены на развитие, то бессознательное воспринимает их как БЛАГО. И в этом случае оно ПЕРЕСТАЕТ ПОДЧИНЯТЬСЯ Суперэго. Бессознательное так устроено, что безусловно подчиняется сознанию. Проблема  только в том, что надо давать ему понятные команды.

 

-Тогда, может быть, ты найдешь для себя новые формы принесения пользы организму, когда ты будешь приносить ту же самую пользу организму, которую ты приносила при помощи бронхиальной астмы ( и даже, может быть, даже большую), но будешь делать это новыми, более экологичными способами – не при помощи болезни?

-Да.

 

Этот следующий шаг направлен на получение консенсусного (не компромиссного, не насильственного) согласия этой части Я на изменение своего поведения. Ведь все части Я по своей природе  созданы приносить пользу организму (очень важное уточнение – как они сами это понимают!) И если можно другими способами приносить ту же самую пользу организму и избежать делаемого вреда, то почему бы нет? На самом деле часть Я радостно хватается за это – ведь, повторяю, она по своей природе заточена на принесение пользы.

 

-Часть Я, ответственная за бронхиальные спазмы! Нужна ли тебе моя помощь в нахождении других вариантов твоего поведения, когда ты сможешь приносить ту же самую пользу организму, что и приносила, но будешь делать это не при помощи болезни, а иными способами?

-Да.

-Тогда я обращаюсь к Творческой части Я. Внутри каждого человека есть часть Я, которая воспринимает информацию извне, обрабатывает ее, обучает этой информации другие части Я, которая играет, балуется, творит….Очень важная часть Я! Творческая часть Я, ты слышишь меня?

-Да.

 

Когда я обращаюсь к Творческой части Я, я в ЭТОТ МОМЕНТ ее создаю! Когда я обращаюсь к части Я, ответственной за болезнь, она тоже в этот момент создается. Мы как бы из общей «голограммы» психики выделяем ее и она становится реальностью. И изменяя ее мы в результате меняем всю голограмму. 

 

-Я приветствую тебя и благодарю за то, что ты так легко и просто вышла со мной на контакт. И я знал, что ты существуешь внутри для того, чтобы приносить пользу организму и я теперь в этом убеждаюсь.

-Я пришел к тебе вот с каким делом. Ты знаешь о том, что внутри, рядом с тобой есть часть Я, которая ответственна за делание приступов бронхиальной астмы?

-Да.

-Эта часть Я появилась через некоторое время после родов как реакция на пыльцу орешника. Но мне представляется, что это только поверхностный слой ее мотиваций на делание приступов бронхиальной астмы. 1 Я, такое активное в своей жизни до этого, сама добивавшаяся своих целей в жизни, попала не только в полную зависимость от второго мужа, но как бы вернулась к первому. Везде вокруг ЗЕЛЕНАЯ тюрьма. И выхода нет, так как все это сделано для благополучия ребенка. И единственно возможным для нее выходом из этой ситуации была болезнь.

И, действительно, она не только больше не была отправлена в загородный дом, но и получила возможность быть более свободной от забот о ребенке. И заметь, это было достигнуто без малейших угрызений совести. Естественно, часть Я, ответственная за бронхиальную астму, стала делать болезнь уже в профилактических целях. Но обстоятельства уже давно изменились, ребенок стал уже достаточно большим и более самостоятельным. И необходимость в бронхиальной астме как способе ухода от неприятностей ушла.

Но появилась другая опасность. Бронхиальная астма начинает жить своей жизнью и грозит стать опасной для жизни. И 1 Я очень хорошо понимает, что настало время для решительного изменения положения дел. 1 Я очень хочет жить без болезни. И часть Я, ответственная за бронхиальную астму, тоже поняла, что надо что-то менять в своих действиях, иначе она станет приносить все больше и больше вреда для организма.

И она ищет для себя новые способы принесения пользы организму, когда она будет приносить ту же самую пользу для организма, то есть защищать его от неприятных обстоятельств и людей. Но она хочет делать это уже по-новому, не при помощи бронхиальной астмы или любой другой болезни, а более конструктивными и экологичными способами.

И только ты, творческая часть Я, можешь нам помочь. Я прошу тебя найти для этой части Я, которая БЫЛА ответственна за бронхиальную астму, тысячу новых способов принесения пользы организму, при помощи которых она сможет приносить ту же самую пользу, но не пользоваться для этого бронхиальной астмой. Для тебя это работа достаточно ясная и привычная, так как ты ежедневно много раз делаешь выбор среди тысяч вариантов поведения, выбирая наилучший на данном этапе для организма. Поэтому я даю тебе на эту работу не больше одной минуты. Выбери тысячу вариантов и останови движения руки».

Обычно в этой ситуации рука действительно останавливается где-то в пределах одной минуты, что является сигналом, что творческая часть Я сделала свою работу. Этот длинный мой монолог направлен на дальнейшую диссоциацию пациента с болезнью. Я рассказываю Творческой части Я механизм появления болезни, те мотивации, которые тогда помогли выйти из затруднительного положения, то, какую пользу и какой вред все это принесло. И констатирую то, что изменившаяся Светлана перестала нуждаться в болезни. Понятно, что все это в значительной степени направлено на закрепления у 1 Я нового отношения к тому, что с ним происходило, на то, чтобы перенести контекст в новые рамки (рефрейминговать контекст). Я здесь уже говорю, что часть Я «БЫЛА ответственна», закрепляя таким образом эту диссоциацию и через это внушая, что болезнь остается в прошлом.

Когда я прошу бессознательное создать тысячу новых вариантов принесения пользы частью Я, которая была ответственна за болезнь, я через это точно отсекаю сознательные поиски решения проблемы. Сознание неспособно за это время создать такое количество вариантов нового поведения. А бессознательное в десятки тысяч раз мощнее сознания и легко справляется с этой задачей.   И решение задачи будет произведено с помощью бессознательных ресурсов. А это значит, что это будут новые для сознания подходы.  И значит, что вероятность их реализации резко увеличивается.

 

-Теперь я обращаюсь к той части Я, которая БЫЛА ответственна за бронхиальную астму. Вот сейчас перед тобой появилась тысяча способов, при помощи которых ты можешь приносить пользу организму, не прибегая при этом к бронхиальной астме. И каждый из них способен решить твои проблемы. Выбери среди них три способа, которые ты сможешь использовать для этого наилучшим образом. И когда ты их выберешь, останови движения руки. И я тоже даю тебе на эту работу не больше одной минуты.  Но не все варианты тебе подходят. Выбери наилучшие для себя.

После остановки руки:

- А теперь посмотри внимательно на эти три новых способа принесения пользы тобою организму и скажи мне пожалуйста: Нравятся тебе эти три новых варианта поведения?

-Да.

-Сможешь ты использовать эти три способа или один из них вместо старого – вызывания бронхиальной астмы?

-Да.

-И теперь тебе перестала быть нужна бронхиальная астма? Если да, то останови движения руки.

-Да.

 

Все, что делается на этом этапе, является первым этапом ассоциации пациента с новыми формами его поведения.

 

-Теперь я обращаюсь ко всем остальным частям Я. Мы только что нашли для части Я, которая была ответственна за делание бронхиальной астмы, новые способы принесения ею пользы организму. И теперь она будет приносить пользу организму при помощи этих новых способов, отказавшись от бронхиальной астмы. Вы согласны с тем, чтобы часть Я, которая была ответственна за делание бронхиальной астмы, стала приносить пользу организму при помощи трех новых способов принесения пользы?

-Да.

-Но, может быть, есть такие части Я, которые считают, что это ущемляет их интересы, может быть есть такие части, которые считают, что бронхиальная астма должна продолжаться, что она может быть полезной. Я даю пол-минуты. Если такие части Я есть, то пусть они выйдут на поверхность и остановят движения руки. Если за пол-минуты ни одна часть Я не выйдет на поверхность и не остановит движения руки, я буду считать, что таких частей Я нет, что все части Я согласны с тем договором, который мы заключаем с частью Я, которая была ответственна за бронхиальную астму. И с этого момента договор вступит в силу.

После этого я пол-минуты жду реакции бессознательного. Если рука продолжает двигаться как ни в чем не бывало, то я говорю:

-Возражающих частей Я нет! Все части Я согласны с тем, что часть Я, которая была ответственна за бронхиальную астму, станет приносить пользу организму при помощи трех новых способов. И с этого момента договор вступает в силу!

 

Если появляется возражающая часть Я, то надо опять обратиться к части Я, которая была ответственна за бронхиальную астму. И попросить ее поговорить с возражающей частью Я, узнать ее претензии. Чаще всего она возражает из-за того, что выбранные новые способы мешают ей выполнять свою функцию. Надо попросить часть Я выбрать другие способы из тысячи вариантов, которые не будут мешать возражающей части Я выполнять свою функцию. И когда часть Я просигнализирует, что она нашла новые три способа, надо опять обратиться ко всем частям с экологической проверкой.

Если при экологической проверке не все части Я соглашаются с теми изменениями, которые мы сделали, то надо обратиться к пациенту и спросить: «Вы не догадываетесь – что это за часть Я?». Не всегда, но очень часто пациенты четко указывают – что это за часть Я и почему она возражает против этих изменений? 

 -Часть Я, которая была ответственна за бронхиальные спазмы. Ты нашла новые способы принесения тобою пользы организму. И я хочу дать тебе новое имя. Ты согласна стать частью Я, которая ответственна благополучие организма?

-Да!

 

Это окончательный этап ассоциации с новыми формами поведения. А также фиксация того, что теперь эта часть Я является приносящей пользу организму.

 

-Часть Я, которая ответственна за благополучие организма. Я знаю, что любая перестройка требует определенного времени. Сколько тебе нужно дней на то, чтобы полностью перейти на новые способы принесения пользы организму? Сейчас я буду считать: один, два, три, четыре и так далее. Если ты считаешь, что для этого тебе надо 10 дней, то когда я буду считать: Десять!, ты остановишь движения руки. Если тебе надо какое-то иное количество времени (или большее или меньшее), то тогда и остановишь движения руки, когда я буду считать эту цифру.

После этого я начинаю считать. Считать надо в  такт с движением руки. Если она качается часто, придется частить со счетом. И будет намного лучше считать раз на два-три движения. Этот прием позволяет поставить временные границы и ограничить срок изменений в ДНЯХ. Если эту процедуру не провести, то бессознательное ответит, что перейдет на новый режим работы. Когда? Когда-нибудь! А когда-нибудь может наступить за несколько дней до смерти!  Конечно, чаще всего бессознательное четко не соблюдает сроки. Но данная процедура позволяет ограничить сроки выздоровления в разумных границах.

Опять же, очень важно при счете количества дней, по прошествии которых наш с частью Я договор вступит в силу, фиксировать это словами: «Да, по прошествии 12 дней договор вступит в силу!». Через это мы даем пациенту четкие ориентиры: когда у него начнутся позитивные изменения в самочувствии. И человек на сознательном уровне понимает, что облегчение состояния будет не когда-нибудь – в туманном будущем, а через вполне определенное время.

Конечно, всегда есть опасность, что к данному сроку изменения в самочувствии (особенно в той степени, в которой хочется пациенту), не проявятся. Но это неизбежный риск, на который приходится идти. И его можно уменьшить в разговоре с пациентом после сеанса, сказав ему, что мы работаем с «черным ящиком», каковым является бессознательное. И что четкие сроки здесь не так важны. А важно, что ПРИМЕРНО к этому сроку начнутся подвижки в самочувствии (и так далее и тому подобное)

 

И на какой-то цифре рука останавливается. Я фиксирую это:

-Итак, части Я, которая была ответственна за бронхиальную астму, на полный переход на новые формы принесения пользы организму требуется 26 дней. В течении этого времени спазмы будут появляться все реже и реже, будут становиться все слабее и слабее, будут меньше беспокоить организм и будут быстрее проходить. Я поздравляю все части Я с этим договором. Я знаю, что если часть Я, которая была ответственна за бронхиальную астму, отказалась от делания аллергии и спазмов, то она самостоятельно от этого договора не откажется, а будет выполнять это вне зависимости от внешних обстоятельств.

Здесь я делаю укрепляющие постгипнотические внушения, как бы финальные аккорды всей работы. На этом рефрейминг заканчивается.

Усилить воздействие слов психотерапевта на пациента и через это запрограммировать лучшее выполнение установок врача можно при помощи следующего приема. После того, как я проведу или рефрейминг или же психоанимационную работу я обращаюсь к пациенту с такими словами:  «Сейчас я начну говорить фразы такого типа: Вы сможете сделать это! Вы справитесь! У Вас получится! В сложной ситуации Вы останетесь спокойным, собранным и сделаете дело так, как нужно! Вам с каждым днем будет становиться все лучше и лучше во всех отношениях!» А Вы будете  мысленно повторять за мной эти же фразы, но от себя: Я справлюсь! У меня получится! И так далее. Договорились?»

После этого я начинаю делать необходимые данному человеку с данными проблемами внушение на избавление от них. А он за мной повторяет. В результате мои внушения закрепляются самовнушениями пациента. Этот прием позволяет ЛЕГАЛИЗОВАТЬ для бессознательного пациента мои внушения, так как он произносит их в виде самовнушений в трансовом состоянии. А я уже неоднократно говорил, что самовнушения человека, если они направлены на позитив и сделаны  так, что доходят до бессознательного, будут безусловно им выполняться. И результат может быть на порядок выше, чем если только я внушаю или же только пациент будет себе внушать положительное.

Этот прием ЧРЕЗВЫЧАЙНО (!) эффективен в случаях, когда пациенту надо запрограммировать себя на определенное поведение в будущем. В этом случае пациент фактически делает себе самовнушения, находясь в трансовом состоянии. А в это время его самовнушения проходят к бессознательному легко и просто. И выполняются им часто вне зависимости от сопротивления Суперэго! А мои слова НЕ воспринимаются сознанием человека как внушения, а как только своеобразное «суфлерство». Но безусловно они являются  мощными внушениями, которые незаметно для пациента усиливают его самовнушения. Но пациент при этом будет убежден, что он внушил себе что-то – он получил результат от СВОИХ самовнушений! Вследствие этого у него резко повысится вера в возможности своего выздоровления или достижения своих целей.

После этого я прошу пациента помедитировать и в образах увидеть себя после сеанса именно таким, каким я внушал и с чем он через свои самовнушения согласился. Этот прием позволяет включить уже образное самопрограммирование, то есть помогает бессознательному аудиальную информацию перевести в образную. А через это, перевести в кинестетику, то есть в реальные действия.

И заканчиваю работу я так:

-А теперь полный покой, полная расслабленность в течении 5 минут. В это время внутри Вас будут происходить очень важные и нужные процессы. Будут восстанавливаться нервная регуляция, обменные процессы и гормональный баланс. А все то, о чем мы сейчас договорились, закрепляется в Вашем бессознательном в виде новых программ, по которым оно начнет работать. Спите!

Это очень важно! Человек обычно после этого успокаивается (все прошло, можно ослабить контроль!) и почти засыпает. В это время информация по изменению без  помех, переходит в долговременную память.

 

Еще через пять минут производиться стандартный вывод из гипнотического состояния:

-Вы хорошо отдохнули. Отдохнуло все ваше тело, отдохнуло все внутри вас. После сеанса вы будете чувствовать себя намного лучше, чем до сеанса гипноза. И до самого следующего сеанса у вас будет прекрасное настроение и хорошее самочувствие. Когда вы проснетесь после сеанса, у вас будет ощущение, что внутри вас произошло что-то очень важное, полезное и хорошее. И у вас останется ощущение, что вы на правильном пути.

А сейчас я буду считать до трех. И по мере моего счета вы будете постепенно просыпаться. Раз! Тело становится легче, мысли живее. Два! Дыхание становится глубже, уходят все явления, связанные с гипнозом. Три! Проснитесь! Откройте глаза!

-Как Вы себя чувствуете?

-Хорошо.

-Ничего не болит, ничего не беспокоит?

-Нет.

-Скажите мне пожалуйста: Рука останавливалась сама по себе?

-Да… вроде бы так.

-Хорошо, но Вы СОЗНАТЕЛЬНО рукой не двигали?

-Нет, конечно. Но какое-то странное ощущение…Как будто это была я… и не я…

-Конечно же, это действительно так. Психика едина! И когда рука останавливалась, то ее останавливала какая-то часть Вашего «Я». Но ведь это Вы и есть. Поэтому можно с уверенностью констатировать: во время сеанса я действительно контактировал и разговаривал с Вашим бессознательным! Вы согласны?

-Да.

-И это позволяет мне утверждать, что я заключил договор не с Вами, а с некой бессознательной структурой, действия которой от Вас не зависят. Вы согласны?

-Да.

-И уже на основе этого я могу утверждать, что договор будет выполняться вне зависимости от Ваших сознательных желаний. Вы согласны, что это возможно?

-Да.

-Отлично! На этом сеанс лечения закончен.

 

 

При помощи рефрейминга я произвожу искусственное и временное расщепление психики. И человека это очень впечатляет, когда я говорю как бы не с ним, а с какой-то частью его «Я». Это является одним из самых важных механизмов, поддерживающих его веру, что таким образом он выздоровеет. Ведь если его просить: «Сделай это по-новому!», он может и согласиться. Но все равно будет сомневаться: «А может, не получится? Ведь сколько раз я пытался это делать – и не получалось! Например, когда я решал заниматься утренней зарядкой».

Но мы прекрасно знаем, что он при этом все время двигался по заколдованному кругу, то есть фактически делал одно и то же с одним и тем же результатом. Но когда ЧТО-ТО внутри него (НЕ ОН!) решает изменить поведение, то ответственность с него как бы снимается. И результат, чаще всего, будет намного большим, чем в случае работы только с сознанием.

Происходит делегирование полномочий с не умеющего этого делать и «бестолкового» 1 Я к «главному исполнителю». Человек диссоциируется от ответственности, передает ее этой части. И он решает: «Раз это был договор с бессознательным, то теперь все будет хорошо! Если оно согласилось изменить свои действия, то значит - так оно и будет!»

А, так как бессознательное – это сам человек, то ответственность все равно остается на нем же. Но этот прием позволяет человеку преодолеть парализующий его барьер неверия в себя, что для многих клиентов очень важно. Таким образом рефрейминг позволяет диссоциировать человека от сознательных попыток решения своих проблем. Более глубокой диссоциации можно достичь или при помощи наркогипноза, или  в состоянии самого глубокого гипноза. Но первый опасен (в плане возможных последствий действия наркотического вещества). А второй очень трудно достижим из-за страха пациента перед потерей контроля над собой. А работу с рефреймингом через кинестетический канал может освоить любой психотерапевт так как очень четко структурирован.

Перед работой в НЛП-парадигме надо четко понять – когда и в связи с чем была создана часть, которая создает проблемы для 1 Я (образно говоря – когда ей было приказано делать все для того, чтобы 1 Я боялось собак). То есть надо понять - когда и какую пользу приносил болезненный симптом?  И это надо сделать на том уровне понимания пациентом своего состояния, которого он достиг и на основе того понимания механизмов психики, которое я излагаю в теоретической части.

И чем интереснее будет синтез анамнестического материала с теоретическим материалом, тем эффективнее будет договор, который будет заключен во время рефрейминга. Ведь на самом деле психика человека едина и никаких частей Я, которые бы были анатомически (или хотя бы функционально) отделены от остальной психики, нет. И мы играем с пациентом в некую игру, где каждый соблюдает свои правила. Когда я договариваюсь с какой-либо частью Я, то я на самом деле договариваюсь с самим человеком.

Обычно перед сеансом мы с пациентом достаточно долго пытаемся понять позитивную роль, которую выполняет для личности часть Я, в результате деятельности которой появилась болезнь. Но обозначить ее позитивную роль удается не всегда. Поэтому я чаще всего начинаю разговор с ней, так и называя – по результату деятельности. А затем уже спрашиваю ее: «Ты часть Я, которая ответственна за то-то и то-то?» И если она подтверждает это, то я ее так и начинаю называть.

Но если и это не помогает, то в этом случае во время рефрейминга очень полезно обратиться к 1 Я (ведь он внимательно и с интересом следит за процессом). Когда вы устанавливаете контакт с частью Я, то вся информация, связанная с ней тоже вытаскивается на предсознательный уровень. И пациент может «ухватить ее за хвост».

Во время разговора с этой частью Я надо обратиться к 1 Я и спросить: «Вот Вы  чувствуете эту часть рядом с собой. Как Вам кажется – какую пользу приносит эта часть Я? Какие у Вас появились ощущения, какие ассоциации, какие события Вашей жизни вспомнились?» Вероятность выхода информации наружу в этом случае очень высока.

Этот же прием можно использовать для выяснения и года, когда произошло ключевое событие являющееся корнем болезни. В гипнотическом состоянии нужно обратиться к части Я, ответственной за болезнь. И спросить ее когда произошло событие? А потом сказать: «Сейчас я буду считать годы: это произошло в 2016 году… в 2015… в 2014… и т.д. А ты остановишь руку на том году, когда это произошло.

            После проведенной психотерапии в бессознательном происходят процессы перестройки, а человек видит это в виде символических сновидений. И на следующем сеансе надо обязательно расспросить пациента об этих снах. И если сны светлые и радостные, если человек видит какое-то свое движение по жизни, то это говорит о том, что бессознательное уже перерабатывает эту информацию и готовится к ее реализации.

Также важно расспросить пациента о самочувствии. Если у него появляется прилив сил, улучшается настроение и поднимается жизненный тонус (пусть даже только на час!), это говорит о том, что бессознательное приняло все эти изменения, вдохновилось тем, что преграды пали и можно развиваться.

На первом сеансе я обычно только ввожу человека в гипнотическое состояние, создаю кинестетический канал. А уже на втором провожу подобный описанному выше рефрейминг. Но если времени мало и надо сделать рефрейминг как можно быстрее, то надо обратиться к пациенту: «Рука дернулась (или останавливалась) сама по себе?» Если он кивнет головой, то это говорит, что отвечало бессознательное, а не сам человек. И кинестетический канал действительно создан. И, в принципе, уже можно делать рефрейминг.

 

Конечно мой разговор с частями Я это большая и неосознаваемая пациентом игра. Но игра нужна и будет продолжаться, если обе стороны будут выполнять условия игры. И если мы договорились с какой-то частью Я об изменении ее поведения, то это наш неосознаваемый договор с пациентом. И чтобы игра продолжалась, он должен выполнить наш договор. А результат - тот, который нам обоим нужен, пусть даже полученный в игровой форме или же в виде самообмана пациентом. Здесь процесс похож на кодирование алкоголиком: он знает что это обман, но он обманываться рад, так как сам остановиться не мог. 

 

Внешне мой разговор с бессознательным может восприниматься громоздким. Я постоянно повторяю полные названия частей Я и так далее и тому подобное. Но это безусловная необходимость при разговоре с бессознательным. Оно понимает все БУКВАЛЬНО и не способно, как это делает сознание, додумывать недосказанное и доходить до смысла сказанного. Например, чувство юмора в трансовом состоянии отключается. Поэтому разговор с бессознательным, если мы хотим, чтобы он был эффективен, не должен содержать двусмысленностей. В - общем и целом, разговор с ним должен проводиться как с 5-6 летним ребенком, который еще не освоил абстрактного мышления.

Я привожу как бы идеальную схему разговора с бессознательным, когда оно сразу же соглашается со мной, отвечая «Да!» Но так бывает не всегда. И если бессознательное говорит «Нет!» в том месте сеанса, где я привожу ответ «Да!», то надо или возвращаться на один, два шага назад и опять идти к тому, чтобы ответ был «Да!». Но уже немного по-другому уговаривать бессознательное! Или тут же, на этом же шаге, убедить часть Я снять свое возражение. Это очень хорошо можно сделать так, как это делал М.Эриксон (Ты ведь существуешь для того, чтобы приносить пользу организму, да? А то, что я предлагаю, безусловно принесет пользу, да? 1 Я очень страдало от болезни, так ведь? Тогда согласись с необходимыми изменениями!). Здесь задается три вопроса, на которые часть Я вынуждена ответить «Да!». А с четвертым утверждением она тоже вынуждена будет согласиться – так устроена психика!

Во время проведения работы в нейро-лингвистическом стиле я работаю с бессознательными частями Я, а сознание в это время находится в прострации. И очень часто люди видят определенные образы, которые с моей точки зрения являются образным отражением ведущейся в это время в бессознательном работы. Эти образы являются символами этих процессов. И на их основе можно делать выводы об успешности или не успешности проводимых манипуляций. Например, при работе с частью Я, ответственной за рак, человек может увидеть образы весеннего таяния снега, расцветания природы. И мы можем предполагать, что техника сработала и в конце концов приведет к «таянию» раковой опухоли.

Если при разговоре с частями Я я постоянно получаю положительные ответы тогда, когда этого хочу, это говорит о том, что я иду по правильному алгоритму лечения для данного человека. Если же появляются отрицательные ответы и мне приходится возвращаться на шаг или несколько шагов назад, то это говорит, что что-то было не до выяснено при сборе анамнеза. И лучше всего в этом случае прервать рефрейминг и собрать более углубленный анамнез, возможно при помощи тестов. Конечно, можно последовательно устранять возражения. Но вероятность, что что-то при этом будет упущено, достаточно большая.

 

Естественно, одного 6-ти шагового рефрейминга может быть недостаточно для решения проблемы, эту работу надо поддержать еще и другими методами. Но, в принципе, основная работа проводится в процессе заключения договора в рамках 6-ти шагового рефрейминга.

И после проведения этой работы пациентам спокойно можно давать техники саморегулирования с установкой: «Теперь твое бессознательное не будет сопротивляться твоим усилиям преодолеть мешающие формы поведения!» И если после этого человек начнет делать те или иные саморегулятивные усилия, то их эффективность станет намного большей.

Очень часто после проведенного 6-ти шагового рефрейминга происшедшие на бессознательном уровне изменения отражаются у людей в виде кратковременных болей в «тонких» местах и легких вегето-сосудистых кризах (если в их болезни имелся выраженный вегето-сосудистый компонент). Это, естественно, беспокоит пациентов. Но я считаю, что это хорошо и внушаю это пациентам. Связано это с тем, что при проведении рефрейминга внутри человека происходят процессы, подобные изменениям при вегето-сосудистой дистонии. Только в ее случае они являются отражением внутренней «войны», а в случае рефрейминга – положительных сдвигов.

Вы также должны знать, что во время работы с бессознательным через руку, она становится холоднее. Также очень часто бывает, что рука, через которую идет разговор с бессознательным, затекает или онемевает. Возможно, что это связано с тем, что в это время повышается тонус симпатической нервной системы. Конечно же, ничего страшного в этом нет, но пациенты иной раз беспокоятся по этому поводу. Можно сказать им, что это охлаждение руки как раз и является свидетельством того, что бессознательное брало управление рукой в свои «руки». А это как раз то, чего мы добивались!

 

После того, как мы договорились с частью Я, которая была ответственна за бронхиальную астму, о том, что теперь она уже не будет делать эту болезнь, желательно создать две новые части Я, которые будут предотвращать случайные спазмы и аллергические реакции. Ведь человек является условно-рефлекторным существом. И те импульсы на бронхиальную астму, которые отправляла в организм эта часть Я, вызывали большую и разнообразную реакцию всех функциональных систем, которые были задействованы в этом процессе. И эти «накатанные колеи» в организме остались.

Наиболее ярко их можно увидеть у людей с ишемической болезнью сердца. Как мы знаем, это тоже, как и бронхиальная астма, классический психосоматоз. И когда ИБС длится довольно долго, в организме этих людей появляется механизм образования спазма, который никакого отношения к первичному психосоматическому комплексу не имеет. Если человек повесит на левое плечо сумку, то напряжение поперечно-полосатых мышц тела передается гладкой мускулатуре сосудов сердца, что приводит к ишемии со всеми вытекающими из этого последствиями. Связано это с тем, что беспокоящееся о сохранении жизни сознание все время прислушивается даже к мельчайшим ощущениям, которые идут от сердца. И таким образом расширяет психосоматическую проводимость. И затем уже не только страхи, но и простые физические напряжения вызывают спазм внутренних сосудов.

И в организме человека, страдавшего бронхиальной астмой и которому был проведен рефрейминг, этот механизм, скорее всего, тоже существует. И если его не заблокировать, то результаты работы могут быть в значительной степени аннулированы. И чтобы этого не произошло, я на следующем сеансе создаю новую часть Я, которая будет блокировать спазмы. А на следующем сеансе по этой же схеме создаю часть Я, которая будет противодействовать появлению аллергических реакций.


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий