Рефрейминг булимии и рвоты.


 

Вячеслав, 19 лет. На прием ко мне его привела мать, которая очень боялась за его жизнь. За последнее время он резко похудел, почти перестал что-либо есть. Он был достаточно упитанным ребенком до 8 класса. И совершенно из-за этого не комплексовал. Он был веселым, жизнерадостным, играл в хоккей, был популярен в классе.

Но однажды в хоккейной раздевалке одноклассник обозвал его «шкафом». И это так потрясло его, что он практически перестал есть. В результате его вес начал падать по 1 килограмму в день и за месяц он сбросил 30 килограмм! Естественно, родители запаниковали и начали его лечить. Но он теми или иными способами отказывался от их забот.

Всю пищу, которую родители с великим трудом и уговорами ему заталкивали в рот, он тут же вырывал. Он похудел настолько, что стал очень щуплым мальчиком, от «шкафа» ничего не осталось. Такое быстрое похудение представляет реальную опасность для жизни.

 

На этом этапе в дело вмешалось бессознательное. И стало вызывать у него приступы обжорства для того, чтобы преодолеть эту «шизофрению», которая могла довести организм до гробовой доски. У него ни с того, ни с сего прорывался аппетит, он съедал очень много. Но как только он набивал желудок «под завязку», «противошкафная» программа на похудение заставляла его выкинуть все съеденное в унитаз.

В этом случае можно говорить о том, что программы на выживание в определенные моменты берут верх и заставляют сожрать огромное количество еды. Но созданные сознанием и ставшие полубессознательными программы аннулируют все усилия бессознательного при помощи рвоты.

Мне удалось остановить эту «гражданскую» войну тем, что я привел этого парня к инсайту: пониманию того, что из-за разных дураков вовсе не стоит гробить свою жизнь! Конечно, я проводил ему весь комплекс техник. Но основную роль, с моей точки зрения, сыграл этот инсайт. И сейчас это нормальный парень – не худой и не толстый, который успешно закончил институт и работает по профессии.

При булимии и последующей рвоте образуется часть Я, ответственная за рвоту, которая является на самом деле частью Я, ответственной за похудение. Она борется с частью Я, ответственной за самосохранение, которая организовывает «булимические интервенции».

После того, как я устанавливаю связь с этой частью, я говорю:

-Часть «Я», которая ответственна за похудение, ты меня слышишь?

-Да.

-Твои действия привели организм к опасному для жизни похудению. Если это процесс пойдет и дальше, то организм может и умереть от голода. 1 Я когда-то неправильно сформулировало для тебя задачу. Им было сказано – чтобы не было ЛИШНЕГО жира. И ты теперь любой жир считаешь лишним! А 1 Я должен был поставить тебе четкую задачу – я хочу весить столько-то и столько-то. И 1 Я, поняв свою ошибку, решило изменить данный тебе приказ. Поэтому сейчас оно тебе четко и ясно скажет: сколько оно хочет, чтобы весил организм. Ты готово получить от него приказ, неукоснительный к исполнению?

–Да!

(Затем надо обратиться к пациенту: «1 Я! Четко и ясно  скажите, обращаясь к части Я, ответственной за похудение: какие параметры веса для Вас наилучшие: от и до.

-Я хочу весить от 45 до 48 кг.

-А сколько Вы весите сейчас?

-41 кг»).

-Часть Я, ответственная за похудение! Ты видишь, что ты перестаралась?

-Да.

-Твои усилия привели к тому, что организм поставлен на грань тяжелой болезни. Поэтому ты должна позволить организму набрать оптимальный вес. Ты согласна?

-Да.

-И ты перестанешь вызывать рвоту, сколько бы 1 Я ни съела, если она будет находиться в указанных пределах?

-Да.

-Но если она перейдет рубеж 47 кг, ты начнешь ее ограничивать? Ты  ДОЛЖНА включить рвоту! Договорились?

-Да.

Например, у одного моего пациента, которого я лечил от булимии, вследствие «окукливания» порвались все дружеские связи. Во время движения по реке вниз, он вышел к морю, искупался в нем и лег на песок загорать. И на мой вопрос о том, что теперь ему хотелось бы сделать, он ответил, что хотел бы встретиться с друзьями. Тогда я спросил его: «Может быть им надо позвонить?». Он же ответил, что друзей не надо звать – они могут прийти в любое время! Я же сказал, что ведь ты с ними сам не хотел общаться. И что они сейчас могут бояться – будет ли их визит желанен тебе? Тогда он позвонил им по мобильному телефону и сказал, что они согласились и скоро приедут. И на мой вопрос о том, как он собирается их встречать, ответил, что это очень близкие друзья, приедут - там решим.

Я же ему сказал, что в нашей культуре принято встречать гостей накрытым столом и что даже очень близким друзьям иногда надо показать, что их ждут, что к их приходу готовятся. И он приготовил стол, нажарил шашлыков. И когда друзья пришли, они закатили прекрасную вечеринку на берегу моря. И это практически сразу же отразилось на его реальной жизни: через несколько дней он позвонил друзьям по институту, пошел с ними на дискотеку и т.д. и т.п.


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий