Тактика и стратегия проведения первичной консультации.


Вы должны четко понять, что первичная консультация – это не расследование и не попытка ответить на множество вопросов, которые часто задаются ради консультанта, а не ради клиента. На консультации я не выясняю все подробности о клиенте и его жизни. Я твердо уверен, что необходимое обнаружится так и тогда, когда это будет уместно.

Когда я собираю анамнез, я обязательно спрашиваю пациентов следующее: «Хорошо! Было время, когда у вас все было хорошо?» И человек обычно вспоминает это время. А затем я прошу рассказать о своей жизни, обо всех событиях, которые произошли за год до появления болезни. Очень часто оказывается, что в это время у человека были сильные переживания, какой-либо крах – финансовый или эмоциональный. Или же произошли некие события, которые нарушили мерное течение жизни. Как показывает мой опыт все это чаще всего и являются краеугольными камнями в развитии его болезни. Мы получаем возможность ухватить «за хвост» эти события.

Во всяком случае, когда какой-нибудь доктор приводил ко мне на лечение своего сложного пациента, он удивлялся – как мне удалось за пятнадцать минут узнать такие факты биографии их пациента, которые этому доктору открылись только через большое количество времени работы с этим клиентом. И как быстро и эффективно после этого пошло лечение!

При работе с пациентами важно для начала выяснить их ресурсы. Затем отразить положительный смысл и идеи в их утверждениях, которые с первого взгляда кажутся негативными. В более широком аспекте использовать поощрения, пересказ, отражение чувств, для того, чтобы подчеркнуть положительные направления.

Затем задать вопросы, затрагивающие смысл ситуации: «Что это значит для вас, какой в этом смысл?» Можно для этого использовать конфронтацию: «С одной стороны негативное в этой ситуации состоит в том, что…., но с другой стороны, позитивное…..» Клиент в этом случае обычно идет от инконгруентности к более позитивному взгляду на ситуацию.

Затем надо выяснить, где мышление слабо адаптируется. Отметить повторяющиеся паттерны поведения (автоматические суждения). Когда надо уточнить чувства, то спросить: «Как ты это переживаешь? Как это отзывается в твоем сердце? Как ты это чувствуешь?»

Надо поощрять пациентов заменять в своей речи «но» на «и». Когда две части предложения  соединены союзом «но», то первая часть отвергается или определяется через вторую. Предложение «Я хочу это сделать, но я боюсь» может быть закончено так: «следовательно, я не хочу». Когда же человек говорит: «Я хочу это сделать и я боюсь», то это выражение имеет другое значение, так как в первом предложении союз «но» препятствует говорящему принять ответственность на себя.

Метамодельный язык предлагает говорить не так: «Меня обидели!» А: «Почему я себе позволил обидеться? Почему мне это показалось обидным?» И надо стимулировать пациентов каждый раз, когда они говорят подобное, задумываться – что означает сказанная ими фраза?

М.Эриксон использовал специальные истории для активизации психических процессов (например, знаменитая история «Мой друг Джо). Если он не считал полезным говорить человеку прямо, чтобы он забыл что-либо, то обычно начинал рассказывать истории о забывчивых людях, не способных запомнить имя человека. Подобные истории активизируют процесс забывания. История о смелости может вызвать у слушателя ощущение собственной смелости.

Если человек рассказывает свою историю, то можно прервать его фразой: «Кстати, это напоминает мне одну историю» и рассказать историю, которая несет метафорическое сообщение для этого пациента. Я чаще всего в этих случаях рассказываю о своих предыдущих пациентах, которым смог помочь, и у которых произошли те изменения, которые я хочу инициировать у данного пациента.

Опытные психотерапевты часто используют слова «посмотрите», «послушайте», «почувствуйте». Или, например, такие фразы:

  1. «Когда я услышал ваши слова, у меня тут же появился образ…. Как вы к нему относитесь?»
  2. «Что для вас означает этот жест?», 
  3. «Я заметил: когда вы говорили это, вы покраснели».
  4. «Вы можете со мной соглашаться и можете не соглашаться....» Это маркер, который раскачивает человека. И обычно люди соглашаются.

Например, если во время рефрейминга выясняется, что болезнь появилась из-за некоторых действий пациента, надо сказать: «Вы поняли, что ваше бессознательное ставило барьеры с помощью болезни против некоторых ваших действий? И если вы от них откажетесь, то оно тоже выполнит договор, который был заключен. Вы готовы выполнить требования вашего бессознательного?» И если человек говорит: «Да!», то он дает определенную клятву, которую должен будет выполнить.

 

 


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий