Нюансы моей работы с пациентами.


Первый компонент, который делает мое лечение эффективным связан с тем, что в какой-то момент (чаще всего на консультации) мне становится интересно заняться этим случаем. Я понимаю, что могу помочь этому человеку. И у меня появляется желание ему помочь! В этом случае те техники, которые я использую, являются только вспомогательными, некими инструментами,  оформляющими мое желание помочь в приемлемой для данного человека форме.

Затем я решаю – нравится мне данный человек или нет? Если нет, то я начинаю искать повод для того, чтобы отказать ему в лечении. Но если в нем в течении консультации проявится что-то, что вызовет мое сочувствие, то я опять склоняюсь к помощи. И во время консультации постоянно идут колебания в ту или другую сторону.

Если мне пациент интересен, то эффективность лечения резко вырастает. Человек по моим субмодальностям чувствует это. В результате я тоже начинаю нравиться пациенту. Если же он мне приятен, то результат становится еще лучше. Если же я ему сочувствую, то выздоровление практически гарантировано, какова бы ни была проблема.

Затем я решаю еще одну дилемму: «Могу ли я ему помочь? И какие техники могут быть при этом наиболее полезными?» Я в своей голове перебираю стратегии лечения и примеряю их к пациенту. И в зависимости от того, что он говорит, я примеряю разные подходы. Если в это время меня озарит: «О, вот эта техника будет для него наилучшей!», то можно сказать, что план лечения готов. И насколько он воплотится в жизнь, зависит от того, насколько готов человек к выздоровлению. А это выясняется на первых двух сеансах.

Второй компонент : необходимо снять у пациента бессознательное сопротивление. Нужно добиться, чтобы человек сказал: «Доктор! Помогите мне!» В этом случае человек превращается из клиента в пациента, так как передает ответственность за свое лечение психотерапевту.

Третий компонент достижения успеха при лечении пациентов - договор с бессознательным на сотрудничество. После введения в гипнотическое состояние я обращаюсь к бессознательному и говорю, что у 1 Я есть такие-то и такие-то проблемы. И что я могу ему помочь. Но для этого нужно, чтобы бессознательное сотрудничало в этом деле со мной. Нужно довести до него полезность для него этой работы и добиться, чтобы оно согласилось со мной сотрудничать. Через эту процедуру снимается бессознательное сопротивление.

Четвертый компонент – предоплата сеансов. Она не только дисциплинирует, но и в ряде случаев буквально заставляет пациента не «дезертировать» с фронта борьбы с болезнью. Во время лечения неизбежно на поверхность психики выходят достаточно болезненные воспоминания или же изменения, которые психотерапевт делает внутри его психики,  приводят к неприятным вегетативным ощущениям. И у пациента появляется естественное желание от них уйти. И если нет привязки в виде предоплаты, то у него внезапно могут появиться «неотложные» обстоятельства, которые вынуждают его прервать лечение. Если же он сделал предоплату и знает, что если сегодня не придет на лечение, то потеряет деньги, принцип экономии заставит его эти деньги сохранить и использовать на то, на что они и были предназначены – на лечение. И он отметет эти «лисьи уловки»  и пройдет весь курс лечения. А это, понятно, приведет его к желаемым результатам в плане здоровья.

Пятым компонентом моей успешности является то, что я «выписываю» пациентам не лекарства, а премии. Если лечение идет прекрасно, если пациент за время лечения проделал большую работу, я объявляю, что сделаю ему бесплатный сеанс.

Или как с одной из последних моих пациенток. Она прошла у меня несколько сеансов лечения. И был получен хороший эффект. Но она вынуждена была прервать лечение из-за нехватки средств. Но потом она позвонила и сказала, что у нее намечается появление  дополнительного количества денег. И она хочет их потратить на лечение. И когда она пришла ко мне на сеансы, я ей сделал скидку 50%, сказав, что она это заслужила.

Это дает пациентам ощущение, что психотерапевт не холодный профессионал, который делает на этом бизнес (как это бывает у психоаналитически-ориентированных психотерапевтов, которые считают каждую секунду сеанса – чтобы, не дай Бог, не нарушить жесткие и холодные схемы, которые придумал «жесткий и холодный» Фрейд).  А что он живой, теплый человек, который готов пойти навстречу своим пациентам. Он, конечно же, зарабатывает на этом деньги. Но это не самое главное, из-за чего он работает.

 

Я в своей работе с пациентами исхожу из «всехорошести» человека. И считаю, что в большинстве случаев грехи человека грехами не являются, что так он видел мир тогда, когда делал что-то. И совершая что-то он со своей точки зрения не грешил, он искренне думал, что делает это из самых лучших побуждений. Но потом его поступки оценивали окружающие люди и внушали ему, что он мерзавец. Тот человек, который в это поверил, начинает страдать от своей греховности. Со всеми вытекающими из этого болезненными последствиями.

Я ни в коем случае не считаю, что болезнь или же проблемы, с которыми сталкивается человек, являются происками темных сил (внутренних – типа инстинкта смерти. Или же внешних – типа колдовства). Все проблемы человека связаны с воспитанием, с историей его жизни, с культурой и идеологией, которая влияла на его реагирование на мир. Нет внешних преград. Есть только внутренние установки, которые приводят к тому, что ты идешь туда и так, что упираешься во внешнюю преграду.

Для формирования гармоничной психики нужно быть убежденным только в одном: “Я не такой, как другие! И это хорошо!” Но беда в том, что многие века это было очень опасно – таких людей подвергали жесткой обструкции. И только в последние годы что-то сломалось в этом механизме. И люди стали терпимыми к отклоняющемуся поведению.

Вследствие этого я считаю, что любые проблемы решаемы. А решение их зависит только от самого человека. Но ему, естественно, надо помочь.

Основой моей психотерапии является изменение ОТНОШЕНИЯ пациента (сознательного и бессознательного) к тем факторам, которые делали его или больным или дезадаптированным. Стержнем моей логической работы с пациентами являются ПОНИМАНИЕ и ПРОЩЕНИЕ на основе принципов разумного эгоизма. Большинство людей страдает от того, что они оценивают свои настоящие или уже совершенные действия как плохие, неправильные, аморальные и так далее. Я же говорю им, что нет Добра, нет Зла, есть только мир, в котором мы живем. И есть необходимость жить в нем и, желательно, как можно лучше.

И если человек совершил какой-либо поступок, который он ТОГДА посчитал аморальным или же неправильным, то я доказываю ему, что таким образом проявилась его природа. И это абсолютно естественно! Но общество вынуждено загонять естественные проявления нашего естества в жесткие рамки, так как они могут повредить другим людям. Эти запреты освящаются моралью, с помощью которой и происходит управление поведением людей.

Эта мораль ни в коей мере не абсолютна и священна! Мы знаем, что как только общество изменяется – изменяется и мораль – то в сторону усиления запретов, то в сторону их ослабления. Я доказываю человеку, что эти его поступки были связаны не с его греховностью, а с относительной глупостью в то время и не знанием законов своей природы и общества. И что он вполне МОЖЕТ простить себе этот проступок.

Эта моя работа приводит к изменению ОТНОШЕНИЯ человека к себе. А это резко ослабляет силу патологического комплекса!

Одним из главных условий удовлетворенности жизнью является убеждение, что она имеет какой-то смысл, какую-то ценность. Если человек уверен в этом, то будет стеничен ровно настолько, насколько он верит в смысл своей жизни. Естественно это убеждение надо формировать, оно должно обосновываться или на вере или же на знании.

Я часто сравниваю человека с бабочкой. Все мы при появлении на этот свет практически ничего не умеем. Все наши интересы в это время связаны с питанием, ростом и защитой от неприятного. В это время к нам вполне применимо название "гусениц", рожденных ползать.  В процессе взросления мы утверждаемся во мнении, что вокруг нас  масса врагов и огромное количество преград. Мы очень часто получаем по носу. И в результате многие "окукливаются", защищаясь болезнью или пассивностью от внешних опасностей. И, к сожалению, многие так и умирают в этом "коконе", даже не пытаясь выйти из него наружу. Но мы знаем, что гусеница превращается в куколку для того, чтобы создать спокойные условия для превращения в бабочку.  И те проблемы и преграды, что встречаются на нашем пути, как раз и служат этой цели - обрести крылья, подняться к свету, получить новые возможности и новый смысл жизни. Нам надо понять, что болезнь или наши проблемы даны нам для того, чтобы стимулировать наш рост; для того, чтобы под их давлением найти наилучшие варианты своей жизни в этом мире. И я верю, что мы действительно созданы для того, чтобы в конце концов  превратиться в "бабочек", чтобы оставить потомство и обеспечить развитие Жизни. 

Как показывает опыт психотерапии, от комплексов полностью избавиться невозможно. И нужно не избавляться от них, а ассимилировать их в себя. И использовать их себе во благо. И сила комплексов должна стать той силой, которая станет основой  достижений человека.

То есть надо перевести все свои черты и качества из категории «не-Я» в категория «Я - цельная личность! И все, что у меня есть - мой золотой запас!»

Ключевым моментом преображения является вопрос: «Почему я решил, что это плохо?» Это та волшебная палочка, которая превращает Золушку в Прекрасную Принцессу!

И по большому счету цель любого человека заключается в том, чтобы быть идеально вписанным в ту реальность,  в которой он живет. А это возможно не в случае борьбы с нею, а только при слиянии с этой реальностью. И я целиком и полностью поддерживаю тезис даосизма о том, что для человека  вся вселенная должна стать его телом.

 


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий