Фундаментальные принципы психотерапевтического лечения.


  Каждый раз, когда психотерапевт работает с клиентом, он вынужден ставить перед собой несколько этапных целей. На первом этапе лечения он должен оказать пациенту экстренную помощь, направленную на снятие симптомов. Здесь можно применять гештальт-терапию и НЛП.

На втором этапе психотерапевт должен провести глубинное зондирование психики и работать со слоями психики, которые связаны с детством. Этот этап предполагает разрушение неправильного фундамента поведения, который был заложен в те годы. Здесь можно использовать психоанализ и символдраму. Я использую для этого также технику «Машина времени» в варианте работы с прошлым.

На третьем этапе на новом фундаменте надо построить новое здание. То есть сформировать новые принципы поведения – более адекватные той реальности, в которой живет человек. Здесь можно использовать Психосинтез и терапевтические метафоры. Также очень хорошо использовать «Машину времени» в варианте движения в будущее.

И на четвертом этапе очень желательно обучить пациента эффективным способам саморегуляции: своего тела (я использую для этого обучение самогипнозу и биоэнерготренингу) и взаимоотношений с внешним миром (я использую для этого обучение концепции разумного эгоизма). Саморегуляция помогает человеку перейти от пассивно - иждивенческой жизненной ориентации к активно - творческой.  Мне пришлось неоднократно убеждаться в том, что вне зависимости от того, чем страдает человек,  реальные сдвиги происходят только в том случае, когда он начинает управлять своими мыслями и направлять свои действия в заданную сторону.

Основой моей психотерапии является изменение ОТНОШЕНИЯ пациента (сознательного и бессознательного) к тем факторам, которые делали его или больным ил дезадаптированным. Стержнем моей логической работы с пациентами являются ПОНИМАНИЕ и ПРОЩЕНИЕ на основе принципов разумного эгоизма. Большинство людей страдает от того, что они оценивают свои настоящие или уже совершенные действия как плохие, неправильные, аморальные и так далее. Я же говорю им, что нет Добра, нет Зла, есть только мир, в котором мы живем. И есть необходимость жить в нем и, желательно, как можно лучше.

И если человек совершил какой-либо поступок, который он ТОГДА посчитал аморальным или же неправильным, то я доказываю ему, что таким образом проявилась его природа. И это абсолютно естественно! Но общество вынуждено загонять естественные проявления нашего естества в жесткие рамки, так как они могут повредить другим людям. Эти запреты освящаются моралью, с помощью которой и происходит управление поведением людей.

Эта мораль ни в коей мере не абсолютна и священна! Мы знаем, что как только общество изменяется – изменяется и мораль – то в сторону усиления запретов, то в сторону их ослабления. Я доказываю человеку, что эти его поступки были связаны не с его греховностью, а с относительной глупостью в то время и не знанием законов своей природы и общества. И что он может простить себе этот поступок.

Эта моя работа приводит к изменению ОТНОШЕНИЯ человека к себе. А это резко ослабляет силу патологического комплекса!

Таким образом, инсайт (осознание) и самораскрытие (самоэксплорация) - основные цели лечения пациентов. Но инсайт – еще не действие. Понимание причин, лежащих в основе проблем человека, не обязательно приводит к изменениям в жизни.

Мечтать, планировать, действовать – вот алгоритм успеха! В этом случае даже не возникает вопрос: «Откуда взять для этого энергию?» Она всегда приходит под конкретный проект, то есть если у человека имеется личностно-значимая цель, то тут же для ее реализации организм выделяет энергию.

Таким образом,  каждому человеку надо помочь понять корни своих проблем, которые возникли в его детстве (это психоаналитический подход). А затем помочь перестроить свой образ Я, который образовался на этом негодном фундаменте, и помочь ему найти смысл жизни,  изменить представление о себе (это уже экзистенциально – гуманистический подход).

Конечно, человек может вовсе не задаваться мыслью о смысле своей жизни и своем месте в Мироздании. Но если он заболел или же попал в серьезные психологические пертурбации, то ему без этого уже не обойтись. Образно говоря, человеку надо создать Мечту. Затем убедить его в том, что она достижима. А затем помочь ему ее достичь!

Затем, на основе представления, что личность является контролирующим центром, надо помочь ему построить более адекватное поведение, научить его жить в этом мире по-новому, пользоваться тем, что он приобрел на первых двух этапах (это бихевиоральный подход).

Причины, вызвавшие и поддерживавшие болезнь, возможно, давно исчезли. Но пациенты так долго говорили другим и себе, что не могут справиться с этим поведением, что теперь (1) уверены, что это - правда и (2) будет социально неприемлемо (или им это только кажется) просто прекратить такое поведение. Для окружающих это будет означать, что покончить с таким поведением было в их силах, но они почему-то (наверно злонамеренно?) не делали это.

И психотерапия является прекрасным поводом и лицо сохранить и от болезни избавиться. Во многих случаях прохождение психотерапевтического лечения является социально приемлемым объяснением изменения поведения человека (которое он и так был готов совершить).

Современной психотерапии больше подходит название «психохирургия». Я считаю, что при решении психологических или психосоматических проблем психотерапевт – это хирург, а психиатр – терапевт. Психотерапевт как психохирург находит «нарыв», вскрывает его и через это избавляет своего пациента от психологической «занозы». Но пройдет еще очень длительное время, пока пациент «залижет раны».

Безусловно, что если психотерапевт сделает правильный «надрез» в правильном месте, то пациенту в конце концов станет намного легче, т.е. он найдет новую точку равновесия в плане соматического или психологического здоровья. Но в этом случае человек неизбежно проходит через значительные страдания. И надо, чтобы человек умел ускорять процесс «заживления».  А для этого необходимо обучить его эффективной саморегуляции.

Лучше всего это делать на основе вычленения позитивного в поведении человека по К.Роджерс (ты не так плох, как ты думал о себе раньше, в тебе есть все хорошее, что свойственно всем остальным людям, только в детстве тебя убедили в обратном). Также будет очень полезным РЭТ по Эллису, который поможет разрушить иррациональное мышление. А затем по Келли (когнитивно - бихевиоральный подход) определить ту идеальную роль, которую человек хотел бы играть. Конечно же, к каждому человеку нужно в этой программе подходить индивидуально. Ведь дефекты воспитания и нарушения программирования поведения у каждого свои.

И при лечении пациентов должны быть задействованы ВСЕ четыре этапа. Правда, у разных пациентов эти этапы должны быть разными по продолжительности.

Задача психотерапевтического лечения - помочь человеку принять себя всего, без купюр, стать цельной, гармоничной личностью. А это может получиться только тогда, когда человек в психологическом плане станет взрослым. Ему нужно помочь произвести переоценку ценностей, изменить их иерархию. Лейтмотив всей этой работы: «Я есть Я и такой, какой я есть - нравлюсь себе!» Психотерапевт должен ввести в человека песчинку, вокруг которой потом вырастет жемчуг здоровья.

В нашей стране необходимо сочетать психоаналитический подход с метафорическим. Это обусловлено специфическим характером нашей нации, которая в некоторых частях своего развития находится «впереди планеты всей». А в некоторых частях она сильно отстала от тех форм взаимодействия с внешним миром, которых придерживаются развитые нации.

Поэтому у нас плохо работают чистые метафоры типа сказок Эзопа. Но прекрасно понимается их «авторизированный перевод на русский язык», который сделал Крылов. Помните, он кончает все свои басни примерно так: «Мораль сей басни такова.....»

В России, где социальная активность отдельной личности систематически, в течении столетий, подавлялась, методы поведенческой терапии практически не работают. Я, например, всегда удивлялся над американцами, которые приходили к М.Эриксону и выполняли его команды (например, ходить с хрустальной вазой по городу целый день). Я практически на 100 % уверен, что этот “фокус” в нашей стране не прошел бы даже у Эриксона.

Но те методики, которые несут хотя бы небольшой компонент магического (например, Символдрама) прекрасно воспринимаются в нашей стране. Если ее методики адаптировать к русскому менталитету, то результаты зачастую бывают очень хорошими.

После лечения должен пройти некий инкубационный период, когда вызванные психотерапией изменения ассимилируются бессознательным, перевариваясь и усваиваясь личностью человека. И, если психотерапия была проведена в полной мере (не по срокам, а по качеству), это приводит к переходу этого количества в новое качество.

Возможно, что для этого перехода нужна небольшая встряска, стресс (хоть положительный, хоть отрицательный). Или же человек должен пройти какое-то медикаментозное или инструментальное лечение, которое он ни разу до этого не пробовал. Особенно это актуально при психосоматозах (например, в случае пояснично-кресцового радикулита – пройти мануальную терапию). Психотерапия разрушает психологический компонент психосоматоза, а инвазивное лечение ставит на место то, что «вывихнулось».

Одна из целей глубинной психотерапии заключается  в том, чтобы сделать сознательным то, что было бессознательным. Комментируя это положение, профессор Макаров, которого по праву можно назвать главным проводником современной западной психотерапии  в Россию, сказал: «Психотерапия - процесс упорядочивания прошлого и будущего ради счастья в настоящем». Таким образом, смысл психотерапевтического воздействия - избавить человека от иррациональных убеждений, идеалов, помочь ему принять себя таким, как есть. И пользоваться собой во благо себе!

Мне хотелось бы здесь привести свое определение психотерапии. Психотерапия – это процесс, сознательно проводимый одним человеком над другим с целью адаптировать его к реальности. Это процесс, который помогает человеку поменять свое отношение к прошлому, настоящему и будущему, вследствие чего он достигает большей степени физического, психического  и социального благополучия.

При таком определении психотерапевт вовсе не обязательно является врачом. При таком определении психотерапии процесс может происходить не только в рамках формально объявленной терапии, то есть пациент может вовсе не догадываться о том, что к нему применяется психотерапевтическое воздействие.


Архив записей

Выполните вход на сайт, чтобы оставить комментарий