18 сент. 2019

​Шкалы ценностей и опасностей – Конституция организма.Коррекция этих шкал с целью приведения их в соответствие с настоящим и желаемым будущим. Часть1.

Для того, чтобы разобраться в тех механизмах, что управляют психикой человека, очень важно понять как внутри него образуется иерархияценностей, по которой он потом оценивает все, что поступает из внешнего мира через органы чувств. А также как образуется шкала опасностей, которая помогает ему избежать тех факторов внешней среды, которые ему могут повредить. Ведь шкалы ценностей и опасностей являются как бы Конституцией его организма.

Задача человека как существа биологического – выжить. А для этого его поведениедолжно быть адекватным тем стимулам, что идут из окружающего мира. В результате своего роста и развития он получает определенный опыт.

Человек – это то, во что он верит. В процессе своего развития каждый человек приучается ценить определенные вещи. Это связано не только с влиянием родителей (сознательным или же неосознаваемым), но и со всей его историей жизни. Таким образом, к тому периоду, когда он выходит в мир, он уже нагружен вполне определенным видением мира и что-то для него более ценно, а что-то не очень. Каждый мужчина выбирает себе жену, дорогу и религию. Но потом по той или иной причине оказывается, что религия ложная,жена стерва, а дорога в конце концов привела в тупик. И результатом становится и болезнь и старческая стагнация.

Естественно, выбирает он на основе своих представлений и предпочтений. И если они ущербны и неадекватны реальности, он будет постоянно попадать в ту или иную степень неприятностей. Но при этом совершенно не понимать: за что его – «белого и пушистого» – постоянно смешивают с грязью?

Карл Прибрам ввел термин «образы достижения» и подал идею, что человеческая психика организует себя в соответствии с глубинными образами достижения, определяющими направление жизни человека. Эти «глубинные образы достижения», с моей точки зрения, как раз и являются теми ценностями, которые человек почему-либо стал считать таковыми и которые организованы в определенную иерархию.

Возможно, что эти шкалы функционируют на основе открытого Анохиным принципа опережающего возбуждения центральной нервной системы. Он считает, что любая реакция индивида уже была запрограммирована до того, как идущее из окружающей среды раздражение дает соответствующий сигнал.

И программируется это при помощи энграмм долгосрочной памяти (готовых моделей поведения, которые появляются на основе действий, позволивших сохранить жизнь и которые становятся заготовками поведения в будущем при появлении подобных ситуаций). С точки зрения Анохина они представляют из себя специфические комплексы биохимических и структурных изменений преимущественно моноаминоэргических систем мозга.

Он считает, что выбор той или иной линии поведенияпроисходит таким образом, что на имеющейся в мозге модели окружающей среды как бы заранее проигрываются результаты различных возможных действий, с тем, чтобы в соответствии с определенными критериями выбрать оптимальный вариант.

Я объясняю для себя это не таким научным, но более понятным языком. Мы знаем, что человек действует по принципу: «стимул-реакция». Но между ними ОБЯЗАТЕЛЬНО присутствует этап оценки. Правда он настолько быст, что большинство людей его не видят. То, какова будет реакция человека на обстоятельства жизни, зависит от этого среднего этапа. Если оценка говорит о опасности, то появится тревога и тому подобныеэмоции. Если же оценка говорит о положительном вероятном развитии, то будет эйфория и мобилизация то есть позитивный стресс. Этот оценка и реакция безусловно зависит от шкал ценностей и опасностей.

Весь процесс развития ребенка основан на обучении, которое он проводит на основе “обезьянничанья”. Опыты А. Бандуры говорят о том, что у маленьких детей, которые посмотрелифильм, где мужчина бил кулаком резиновую куклу, статистически достоверноувеличилась агрессивность. И они тоже начинали бить эту куклу тогда, когда им давали ее для игры.

Я хорошо помню, какдвухлетний сын копировал мою позу. Он ложился рядом со мной, точно так же скрещивал ноги и взглядом спрашивал меня: “Ты видишь - я сделал все так, как и ты. Я молодец?” И это не просто игра или баловство, а серьезный учебный процесс, идущий по принципу импритинга. И если у родителя хватает ума подкрепить это (Да, ты молодец!), то ребенок воспримет это как одобрение и потом САМ будет делать это с удовольствием! Если же подкрепления не будет или же оно будет отрицательным, то став взрослым он будет делать все по-другому, часто назло родителям.

Импринтингом ученые называют способность одноразового обучения с образованием особо прочной связи. Например, если утятам тех пород, у которых на лбу матери есть маленькое белое пятно, сразу после рождения показать на кончике пинцета кусочек ватки, то на всю оставшуюся жизнь, пока им нужна мама, они будут считать этот кусочек ватки своей мамой, при этом полностью игнорируя свою настоящую мать.

Скорее всего, в процессе развития человек попадает в периоды, когда он определяет – что я буду любить, что мне будет казаться родным, к чему меня будет тянуть? (Эх! Многое я бы отдал за то, чтобы узнать – когда и что надо внедрять в ребенка? Тогда б сбылась мечта Талькова вернуться в страну гениев).

Можно представить себе это состояние человека в виде свободных радикалов, которые настолько активны, что мгновенно, как только образуются, тут же присоединяются к первой молекуле, что приблизится к ним. Естественно, в это время ребенка чаще всего окружают родные и близкие люди, он живет в родной культуре. И все это он начинает считать родным, так как в этом окружении он выжил.

Если ребенок совершит что-нибудь, что для него в этом возрастесчитается плохим и гадким, то у него может закрепиться отношение к этому как к гадкому и плохому. То, что происходит в этом случае, напоминает делопроизводство в медицине. Например, на амбулаторной карте человека делается пометка – гепатит. И потом, в будущем, даже если все вирусы уже давно уничтожены иммунной системой, человек автоматически считается вирусоносителем. И сколько бы ни прошло времени, эта «черная метка» будет портить человеку жизнь.

Так же и с психикой. Человек вырастает, ему много чего уже можно и позволено делать. Более того! Общество даже ждет от него, что он будет делать это. Но под влиянием этой «метки» он АВТОМАТИЧЕСКИ считает то, что нельзя было делать тогда, когда он был маленьким, плохим. И даже НЕ ЗАДУМЫВАЕТСЯ над абсурдностью своих страхов, принимая их априори.

Если человеку стыдно за какие-либо действия, которые в принципе не так уж страшны с точки зрения окружающих его людей, то это говорит о том, что он продолжает себя оценивать на основе архаичных систем, которые сформировались в том или ином, но юном возрасте. И беда в том, что осознать архаичность своих представлений он не может себе позволить, так как само по себе это осознавание будет идти через эту систему.

Это можно проиллюстрировать таким примером. Если ребенок в детстве начинает тем или иным способом проявлять свои сексуальные желания, то взрослые пресекают это. Если это произведено в достаточно жесткой форме, то ребенок приучается к тому, что так делать нельзя.

Когда он станет взрослым, и у него естественным образом появляются сексуальные потребности, их проявление автоматически вызовут у него чувство стыда и неудобства за себя. Он может умом своим понимать, что ничего плохого в этом нет. Но как только сделает шаг в сторону реализации желаемого, то тут же тонет в потоке стыда и раскаяния.

Если человек «грешил» со своей точки зрения так, что стал себя за это бичевать, то это приведет к тем или иным нарушениям в функционирования его психики и организма. Если этот «грех» произведен уже после формирования психики, то есть после 6-7 лет (так называемые эдипальные пациенты. Их защита: «Это было ужасно! Хочу это забыть!), то эти нарушения корректируются даже на уровне логики (например, с помощью обучения разумному эгоизму), только надо вынести их на этот уровень.

У меня была одна пациентка, которая поступила в институт и там вела достаточно беспутный образ жизни. Затем у нее была связь с каким-то «сатанистом». И вот тут-тоона ужаснулась тому, что делает. А так как в какой-то мере она была религиозна, то стала бичевать себя за это. И у нее через некоторое время появилась эпилепсия и навязчивые мысли. Она долго страдала от этого. И только логическая коррекция (да что я такого плохого сделала? Я ведь была глупая, как пробка, и сама не понимала того, что делала!) позволила ей избавиться от чувства греховности. А это достаточно быстро разрушило всю пирамиду болезни.

Если же эти «грехи» совершены в раннем возрасте(так называемые доэдипальные пациенты, у которых фиксация произошла до 2 лет. Их защита – «Этого не было!») то логической коррекции, к сожалению, они поддаются слабо. Все аффекты у них сразу же психосоматизируются. И им свойственна алекситимия.

Абсолютный уровень «греха» в это время ни в какое сравнение не идет с теми «грехами», которые совершает человек во взрослом состоянии. Но относительная сила их может быть очень высокой. И здесь без глубинной и психоаналитически – ориентированной психотерапии не обойтись.

Если ценность никак не удается реализовать в необходимой степени, то у человека обязательно образуются отрицательные эмоции. Часть Я, которая ответственна за реализацию данной ценности, через них говорит ему:“Ты не сделал очень важное дело с моей точки зрения. Это опасно для жизни! И я не оставлю тебя в покое, я буду постоянно «капать на мозги», пока ты не будешь вынужден реализовать эту потребность». И чем дольше эта ценность не реализуется, тем сильнее бессознательное давит нам «на нервы». Оно начинает использовать для этого тревогу, страх и тому подобные вещи.

«Пыточный» арсенал у бессознательного очень богат! И в этом есть резон: если животное, например, никак не может поесть - это опасно, запросто можно умереть от голода.

На формирование шкал ценностей и опасностей, естественно, очень сильное влияние оказывает необходимость жить в обществе себе подобных и корректировать свое поведение на основе их требований. Также вполне понятно желание человека тратить на эти цели как можно меньше энергии. И для этого он вынужден всю жизнь балансировать на грани оптимальной для него адаптации.

Гештальт-теория говорит о том, что человек имеет в своем распоряжении все свойства и все потенции, что свойственны другим людям. Но в результате своего индивидуального развития он приучается видеть себя определенным образом.

Внутри между разными частями его личности образуются связи, которые он начинает считать своим Я. А некоторые части своего Я он или игнорирует или же вообще вытесняет из себя, делая их «не –Я».

И в результате получается уникальный человек, который в психологическом плане будет очень отличаться от других людей. Хотя блоки этого конструктора у всех одни и те же. Образно говоря у одного человека из этих блоков получается “хрущоба”, а у другого - дворец.

В результате у человека образуется «Я»-концепция, то есть представление – кто я такой, что я из себя представляю? Она, какой бы ни была (положительной или отрицательной) может стать источником проблем. Если человек считает себя умным, то любые сомнения в этом будут его ранить. И наоборот. Даже если человека с отрицательной "Я"- концепцией будут хвалить, он будет только страдать от этого, так как он убежден в обратном. Карл Роджерс (1947) писал, что "Я"- концепция будет препятствовать проникновению в нее любых представлений, не совместимых с ее нынешней организацией.

Если человек делает что-то в себе «не-Я», то это может происходить вследствие воспитательных усилий его родителей, которым почему-то втемяшилось, что обладание этим качеством предосудительно. И в его иерархии опасностей эта вещь шифруется как опасная для здоровья и выживания.

Естественно, что человек приложит все усилия, чтобы вытеснить это качество из своего Я. И если человек отождествляет себя с “хорошим маленьким мальчиком”, то он не будет позволять себе ничего такого, благодаря чему он будет выглядеть в своих глазах и глазах окружающих «хулиганом».

Получая положительный или отрицательный опыт при встрече с тем или иным фактором жизни, ребенок приучается в дальнейшем при встрече с ним или стремиться к этому или же избегать его. Если же принять во внимание, что сочетание силы, времени и разнообразия воздействия внешних факторов на каждого человека уникально, то понятно, что эти шкалы ценностей и опасностей будут у всех совершенно разными.

Это очень рельефно проявляется у однояйцевых близнецов. Кажется, что они получают все одинаковое - даже воспитание. Но на практике иной раз они очень сильно отличаются по психическому статусу друг от друга.

Например, в бытность моей учебы в Алма-атинском общевойсковом командном училище в одной роте со мной служили два брата - однояйцевых близнеца. Они были похожи друг на друга, как две капли воды. Но по характеру и манере держаться были совершенно разными людьми. Оказалось, что у того, который был пошустрее, до поступления в военное училище была любовница - женщина старше его на десять лет.

И зачастую получается так, что из двух человек, получивших внешне одинаковое воспитание, один может совершенно спокойно попирать права других людей, а другой будет мучиться от чувства вины за свои поступки даже тогда, когда его вины не видят все, кто его окружает.

Таким образом, внутри человека в процессе воспитания формируется иерархия того, «что такое хорошо и что такое плохо». В основном, по базовым своим параметрам, она формируется где-то к 6-7 годам. А окончательно – к концу юношеского возраста.

Эти базовые параметры определяют материнские (Родительские) программы. И они составляют костяк этой шкалы. Понятно, что они формируются не только родителями, а всеми значимыми для ребенка людьми, которые оказали на него в это время достаточно серьезное воздействие. А также его успехами и неудачами на поприще исследования этого мира.

В шкалах ценностей и опасностей привилегированные и самые верхние места занимают опасности, связанные с инстинктом самосохранения и ценности, основанные на втором уровне проявления базовых инстинктов. Далее идут те ценности, которые в нас внедряет общество.

И обычно уже после них идут личные ценности, которые стали для человека таковыми в результате индивидуального развития. И он, зачастую независимо от своего желания или нежелания, вынужден делать все, чтобы реализовать эти ценности, особенно стоящие на первых местах в иерархии ценностей.

И если человек чувствует, что есть вероятность получить из внешнего мирачто-то действительно ценное ДЛЯ НЕГО, то он может ради достижения этого свернуть горы. Или же это бывает тогда, когда эта ценность позволяет компенсировать опасные для жизни явления и обстоятельства жизни.

Если бессознательное, которое ответственно за хранение шкал ценностей и опасностей, вызывает у человека тревогу, то это является звонком, извещающим его: будь наготове, опасность близко, могут понадобиться энергичные действия. Поэтому не спи (вот и причина бессонницы, часто появляющейся при тревогах). Оно проанализировало идущую извне информацию, экстраполировало в будущее возможное развитие ситуации вследствие появления этой информации, и пришло к выводу, что “дело швах”.

Таким образом, можно вполне определенно заявить, что если у человека появляется тревога или же беспокойство без явных причин для этого, то для него это должно быть верным сигналом того, что его образ жизни чем-то не нравится бессознательному.Даже если бессознательное не право и руководствуется в своих действиях отжившими критериями, которые давно перестали быть верными - это не важно. Конфликт надо изживать, иначе человеку может быть оченьплохо. Бессознательное обязательно найдет возможность поставить сознанию палки в колеса. Как сказал по этому поводуПерлз: «Тревога – двигатель перемен».

Но что-либо начинает серьезно влиять на поведение индивидуума и заставлять его двигаться в нужном направлении только в том случае, если ему в детстве сформировали мотивационно - потребностную структуру в виде взаимосвязанной системы.Тогда это влечение станет безусловным и сможет мобилизовать его на “подвиги”.

То есть надо не только сформировать систему ценностей, но и систему стимулирования к достижению этих ценностей. И если воспитателям удается это сделать, то получается целостный и целеустремленный человек, не раздираемый в разные стороны противоборствующими влечениями.

Если жечеловек постоянно спотыкается на ровном месте, если что бы он ни делал - в результате все равно попадает в тупик,если разбитое корыто является итогом всех его начинаний, то это говорит об ущербности его представлений о мире. Таким образом, мы можем с достаточной долей уверенности утверждать, что основой очень многих болезней или же нарушений адаптации человека к этой жизни, являются неадекватные шкалы ценностей и опасностей.

Они, эти шкалы, напоминают кристалл, рост которого зависит не только от внутренних условий той среды, в которой он растет, но и от огромного количества внешних факторов. И на то - какой формы вырастет кристалл, будет ли он чистым, без примесей, действуют и температура, и концентрация солей в растворе, и атмосферное давление и много еще чего.

Если человек работаетинженером, то его не обидит указание, что у него нет музыкального слуха. Но, скорее всего, сильно заденет упрек в неумении читать чертежи. В его шкале ценностей музыкальный слух вообще может не считаться ценностью. А вот умение читать чертежи (с его точки зрения) у него должно быть очень хорошим.

Воля человека в этом контексте - способность функционировать в соответствии со своими собственными представлениями, способность реализовывать их вне зависимости от мнения других людей и в противовес давлению внешних сил.

Развивать силу воли – самое глупое дело, которое только можно совершить над собой. Это самонасилие! И как любое насилие, рано или поздно, приведет к сопротивлению ему. Нужно создавать систему самостимулирования, когда необходимое становится желаемым.

Человек делает что-либо, добивается чего-либо только потому, что у него есть мотивация. Без нее усилия человека применять свою силу воли для достижения какой-либо цели уйдут в песок. По мнению руководителя медицинского обслуживания космических полетов в США Чарлза Берри при подборе экипажа космонавтов фактор их психологической совместимости не имеет никакого значения. Уровень мотивации к выполнению задания настолько высок, что полностью компенсирует возможное несходство характеров. Космонавты САМОРЕГУЛИРУЮТСЯ для того, чтобы хорошо выполнить задание. То есть в случае, если мы никак не налаживаем отношения с другими, то на самом деле ЭТОГО И НЕ ХОТИМ!

Наиболее ярко это проявляется в попытках делать утреннюю зарядку или ограничивать себя в еде ради восстановления красивой фигуры. Если человек ее потерял, то это говорит о многом. Выражение «примени для достижения желаемого веса силу воли», в данном случае совершенно бессмысленно. Сознательные решения в этом случае напорются на резкое сопротивление бессознательного. Догадайтесь с трех раз – кто победит?

Но вследствие того, что жизнь, да и сам человек, постоянно меняются, шкалы ценностей и опасностей могут оказаться устаревшими. И не соответствовать реальности - человек пугается того, чего вполне можно не опасаться. В результате бессознательное начинает напоминать пугливую ворону, которая шарахается от любого куста.

Вследствие ущербности шкалы опасностей человекможет не обращать внимания на те вещи, которые несут реальную опасность. И постоянно попадает в неприятности той или иной степени.

Или же человек изо всех сил стремится к чему-либо, что он считает ценным для себя. Но никак не может этого достичь, так как эти ценности навязанные – родителями, обществом, идеологией, но не личностно-значимые, которые в процессе воспитания были подавлены как нежелательные или опасные. И даже если человек невероятными усилиями достигает навязанных целей, он понимает, что оказывается ему это на фиг не надо!

В определенный период жизни может случиться так, что старые ценности, на которые человек длительно ориентировался, перестают быть для него безусловными. Все складывается так, что он бывает вынужден согласиться с мыслью, чтоверил в фальшивого “бога”. Это очень опасный для личности период!

Вообще, большая часть проблем, встающих перед человеком, связано с разочарованием, когда он сидит над разбитым корытом. Если корыто лопнуло, то самое лучшее, что можно с ним сделать - выбросить. Но это легко сделать только с корытом. Если человек всю жизнь верил во что-либо, если считал это святыней, то разочарование в этом может стать для него смертельным.

Вы думаете зря человек “уперто” не соглашается с людьми тогда, когда они пытаются убедить его в том, что он сделал ошибку? Вы думаете, что он просто упрямый осел? Нет, все не так просто. Человек спасает себя! И многие внезапные и ранние смерти людей, которые ИСКРЕННЕ верили в коммунистические идеи, связаны именно с тем, что они ВЫНУЖДЕНЫ БЫЛИ ПРИЗНАТЬ, что всю жизнь служили кровожадному чудовищу и верили в утопические идеи. И хотя мы теперь знаем, что Советский Союз не был кровожадным чудовищем, а идеи социального равенства и тому подобные были в свое время самыми передовыми в мире, это ничего не меняет. В ТО ВРЕМЯ человека убедили в этом. И он решил себя убить!

А вот те, кто не поверил, живы и до сих пор по призыву демагогов выходить на улицы с красным флагом. И делают они это ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ СВОЕЙ ЖИЗНИ! Если же это для них по тем или иным причинам неприемлемо, они заболеют тем или иным психосоматозом. И будут прикрываться болезнью как щитом от этого нежелательного осознания. Они как бы говорят: «Мне хотелось бы жить так, как я жил. Но если нельзя, то я лучше забьюсь в щель болезни, чем буду меняться». И самое интересное – они заболевают НЕ смертельно-опасной болезнью. Она у них играет роль ЩИТА против других.

То же самое происходит в случае, если человеку с детства вобьют, что он обязательно должен стать тем-то и тем-то. Например, знаменитым музыкантом. А объективных данных, которые бы позволили ему, в конце концов, добиться этого, у него просто нет. Но родители, реализуя в ребенке свои амбиции, обычно прилагают все силы для того, чтобы он двигался к поставленной ими цели.

В результате у человека образуется высокое самомнение относительно своих музыкальных способностей. Но в одно “прекрасное” утро человек будет вынужден признаться перед самим собой, что таланта-то у него нет, что все его достижения - результат “высиживания”. И на мировую сцену ему не выйти никогда.

И тут-то начинается настоящая трагедия. Человек может покончить с собой (и все мы знаем примеры этого среди достаточно известных артистов), может заболеть тяжелым неврозом, опаснымпсихосоматозом. Самый легкий (и, наверное, самый экологичный, если не считать психотерапевтической коррекции) способ спасения человеком себя в этой ситуации - он начинает топить эту мысль в алкоголе.

Уважаемые коллеги! Вы прекрасно знаете (и с точки зрения современной психологии и психотерапии это является аксиомой), что нет слова «не могу». Есть слово «не хочу». Но очень часто, когда человек говорит это, онявляется «невольником», то есть он действительно не может это сделать, так как не волен (не свободен) это сделать. Его сознательные усилия блокируются или «Нельзя!» или «Делай только так!» Внутреннего Родителя. И для того, чтобы это стало возможно, нужно сделать на бессознательном для него уровне две вещи.

Первое –– откорректировать шкалы ценностей и опасностей. Второе – сменить Образ Я. И третье - легализовать личностно-значимые цели. Смысл этого – в переводе работы организма от стимула (тюркское слово, которое означает остро заточенную палку, которой колют лошадей в круп, чтобы они быстрее бежали) к работе на основе личностно-значимых мотивов и стремлений. То есть не убегать от заостренной палки, а двигаться к подвешенной морковке.